Новости аниме — лучшее за неделю КГ играет: Star Wars: Knights of the Old Republic II, часть 8 «Звёздный десант: Предатель Марса» — второй трейлер Пилот сериала «Дрожь земли» с Кевином Бейконом уже в работе Манга «Форма голоса»: Российское издание
16
АНИМЕ
 
Прямая ссылка на новость:

«Мяу-любовь!» - 05-08

А вот и не “один из”, а реально самый смешной сериал сезона, некоторыми сериями умудряющийся вгонять в истерику продложительностью в несколько минут и угрожающую серьёзными конфликтами с соседями, которые “хотят спать, а какой-то придурок сверху/снизу/сбоку ржёт себе и ржёт, хотя ночь на дворе”. Впрочем, давайте по порядку.

В пятой серии Наги, чьё сердце, сам того не подозревая, умудрился похитить Дзюнпей (кстати, это дошло до него на удивление быстро - вот буквально в этом же эпизоде), дарит главному герою билет в парк аттракционов и предлагает очередное сражение: в течение дня он должен либо стать парнем Каэде (она тоже приглашена), либо, на миноточку, жениться на самой Наги. Вполне себе безумная затея, вполне в духе этого персонажа.

Билет, правда, оказывается двойным, поэтому за Дзюнпеем увязывается Кана. В итоге получаем классическую сцену - один парень и три влюблённые в него девушки на отдыхе. Тут, правда, ситуация поинтереснее - Наги вроде как понимает, что Дзюнпей к ней ничего такого не испытывает, поэтому из благородства решает свести его с Каэде - сначала рассказывает ей о чувствах парня, а потом всячески ограждает эту парочку от вмешательства Каны.


В итоге всю дорогу Дзюнпей с Каэде краснеют и не знают, что друг другу сказать (при этом Каэде выглядит очень-очень мило, а уж когда пугается - так тем более), Кана дико бесится, Наги ходит с гордым видом и щёлкает молодых людей на мобилку, а её многочисленная прислуга, переодетая работниками парка (который, ясное дело, принадлежит семье Ичиносе) и пытающаяся не дать Дзюнпею уединиться с кем-либо, кроме их госпожи, то и дело получает звиздюлей - как правило, от разъярённой Каны. Схема простая и старая как мир, но в данном случае работает потрясно - поведение персонажей, особенно Наги, иногда вызывает просто истерический смех.

Квинтэссенцией ненормальности этой девушки (ненормальности в хорошем смысле, разумеется) можно считать диалог между ней и учителем, только что зашедшим в класс, чтобы начать урок.

Учитель: Ичиносе, возвращайтесь в свой класс.
Наги: Герои всегда опаздывают, сенсей!
Учитель: Тогда возвращайтесь на свою планету.

Лучше и не скажешь, ага. Меж тем, Каэде реально начала Испытывать Всякое к Дзюнпею (точнее, наверняка испытывала и раньше, но сейчас просто как-то всё резко осознала), наконец-то выяснила, что он не встречается с Каной, задалась вопросом, кто же тогда та странная дама в тренировочном костюме, обнимавшая Дзюнпея, и стала свидетелем встречи главного героя с новым персонажем, одной из блондиночек-близняшек - той, которая посерьёзнее.


О шестой серии разговор особый, потому что за эти конкретные двадцать минут я смеялся (да ладно, чего там - просто ржал) так громко и часто, как не смеялся за весь этот сериал. А ещё точнее - за весь этот сезон, если не дольше. Потому что тут сценаристы и аниматоры (да-да, и они тоже) прыгнули выше головы и подали нам на блюдечке практически концентрированную, абсолютную комедию - чуть ли не каждая сцена как минимум забавна, как максимум - истерически смешна.

С чего начинать и чем заканчивать, даже и не знаю - очень уж много таких эпизодов.

Тут и Каэде, которая так погружена в мысли о Дзюнпее, что снова притащила вместо обеда собачью еду. И Наги, "вежливо" (то есть с чисто демонической рожей) спрашивающая у парней, какого чёрта Дзюнпей ищет девушку с двумя хвостиками. И офигенные сестрички Кирищима, одна из которых по уши втюрилась в главного героя, постоянно пишет про него в своём дневнике, незаметно преследует и фантазирует чёрт знает о чём ("Сегодня он на меня набросился и... Ах, не могу про это писать!"), а вторая - типичная цундере, при этом поставившая себе цель не отпускать сестричку подальше от себя. На самом деле, кстати, очень сильные конкурентки Каэде - если Кану и Наги я за таковых не считал, то тут волей-неволей очаруешься.

На этом шутки не заканчиваются: "сердитая" сестричка Акари швыряет кота Таму в Дзюнпея, а тот его классно блокирует; Котоне соглашается не писать больше всякой чуши в дневник, но невинно спрашивает "Можно, я тебя ещё немножечко попреследую?"; Тама с новообъявившейся кошкой по имени Нуар постоянно и очень смешно ругаются (в итоге Дзюнпею приходится их мирить - вот вам и ещё одно желание); уставшие смотреть за разговором Дзюнпея с Нуар сестрички оставляют на невозмутимом Нямзесе записку "Мы ушли в магазин" - ну, в общем, и всё остальном в таком же стиле. Отличный ситуационный юмор в сочетании с классной и очень уместной анимацией - жгучая смесь.


Впрочем, самую бронебойную шутку авторы припасли на финал - Дзюнпей сталкивается с Каэде, прогуливавшей собак, те до усрачки пугают Таму и Нуар (которые, вообще говоря, совершали романтическую примирительную прогулку), которые сначала начинают друг за друга заступаться, а потом снова принимаются гавкаться. Каэде при этом решает толкнуть Дзюнпею речь, которую он толком не слышит из-за двух постоянно балаболящих котов - ну, вы понимаете, что за этим следует, да?

Вопль Дзюнпея: "ДА ЗАТКНИТЕСЬ ВЫ!!!" - вполне предсказуем, но последующие события: застывший взгляд Каэде и совершенно обаладевшие глаза всех остальных участников сцены, включая четырёх собак и двух котов, картина маслом "Как в воду опущенный Дзюнпей сидит с сестричками на скамеечке и ест мороженое", ну и, конечно, реакция главного слуги Наги, только что услышавшего, что главный герой ошивается с какими-то посторонними девчонками (рука тянется во внутренний карман, слышится характерный щелчок пистолета) - в общем, меня это всё едва не вывело на следующую ступеньку эполюции Homo Istericus.

Да, к слову, совсем забыл упомянуть, что сёстры Кирищима в курсе проклятия, потому что Акири обладает некой повышенной чувствительностью к сверхъестественному. А ещё они - дочери того самого чокнутого монаха, что лично меня ничуть не удивляет.


Седьмая серия, в которой весь класс едет в Киото на отдых и всякие экскурсии, уже не так смешна, но лишь по сравнению с шестой, поскольку погоготать и тут есть над чем. Бедняге Дзюнпею приходится отдуваться за два предыдущих эпизода, когда он практически не помогал кошкам - тут он сначала везёт в Киото одного кота, а потом вынуждет оказывать услуги едва ли не всей усатой-полосатой братии этого региона, поскольку кот-путешественник, разумеется, всем сородичам растрезвонил о доброте Дзюнпея.

Забавно, кстати, что в этом эпизоде аж целых три раза звучит русская речь, причём два раза - вполне себе чистая. Сначала главному герою говорят "Спасибо" за совместную фотографию какой-то мужик и его кошка (у мужика есть акцент, а у его домашней любимицы, что характерно, оного не наблюдаются), а потом в храме какая-то явно нашенская девушка восхищается: "О, японская медитация!"

В итоге Дзюнпея так достают все эти кошачьи просьбы о помощи, что он звонит Котоне и через неё пытается пообщаться с Тамой - мол, как отвязаться от этой братии? От того, правда, никакого толку, но сцена, в которой Дзюнпей пишет одной из близняшек эсэмэску содержания "Позвони мне срочно", а та откликается буквально в ту же секунду - дорогого стоит.



Ах, да, ну а потом класс, разумеется, отправляется расслабляться на горячих источниках со всеми вытекающими - парни подглядывают за девчонками, а крайним оказывается, ясное дело, Дзюнпей. Ну а что поделать, если два благодарных кота решают помочь помочь парню насладиться запретным плодом и рассказывают, где лучше всего подглядывать, но забывают уточнить, что бамбуковая стенка в том месте очень и очень непрочная?

И, наконец, восьмая серия, в которой Дзюнпей помогает одному коту-слабаку стать сильным, чтобы тот смог поймать воробья и тем самым покорить полюбившуюся ему кошечку. Точнее, сначала из тренировок ничего не получается, потому что мимо постоянно пробегает Каэде, Дзюнпей на неё отвлекается и начисто забывает про своего подопечного. Которого в итоге такое отношение к своей персоне достаёт и он решает жестоко отомстить, подложив в вещи Дзюнпея лифчик Каэде.

Главного героя уже вторую серию подряд все начинают считать извращенцем, а у Девушки-с-Велосипедом обнаруживается суперспособность - она умеет появляться перед камерой в самый ответственный момент, чтобы мимоходом отметить, что Дзюнпей-то, дескать, уже в ТОМ САМОМ возрасте, так что ничего удивительного. Конечно, под конец недоразумение развеивается, причём самым неожиданным, дурацким и от того ещё более смешным образом - один из одноклассников Дзюнпея, оказывается, ВИДЕЛ, как кот стащил лифчик, и все сразу же верят в эту, давайте начистоту, не очень правдоподобную версию. Включая и Каэде, и Кану, и Наги, которая, оказывается, была возмущена не тем, что Дзюнпей стащил чужое нижнее бельё, а тем, что не у неё. Сумасшедшая всё-таки дамочка, без вопросов.


Правда, это звание у неё запросто может перехватить Котоне, которая сначала вместе со своей сестрой заваливается в гости к главному герою, потом в присутствии его матери и сестры ведёт разговоры из разряда "Ах, может быть, скоро мы станем родственниками!", а под конец так вообще устанавливает в этом доме жучки и камеры наблюдения, пусть даже после этого и говорит. что пошутила. Да, она именно до такой степени озабоченная.

Ну и, конечно же, гвоздь эпизода - собственно тренировка кота-слабака и его превращение в крутого котяру, у которого даже голос становится таким крутым, что хоть сейчас в якудзы подавайся. Проще говоря - тоже прелесть, а не серия.

И пусть остальные эпизоды “Мяу-любви” только попробуют оказаться недостойными вышеописанной великолепной четвёрки!




Далее по курсу - милейший арт и обложка CD.

Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии:
 
Меню

Новые комментарии