КГ-Подкаст: Больше, длиннее и без купюр
Звезда «Викингов» Трэвис Фиммел сыграет Уайатта Эрпа в новом сериале от History Финальный эпизод четвёртого сезона «Шерлока» утёк в сеть и обновил рейтинговый минимум «Обзоры Ильи Кролика» — фильмы «Закон ночи» и «Ла-Ла Ленд» TV Land дал добро на съёмки первого сезона «Смертельного влечения» Nintendo Switch: цена и другие подробности
АНИМЕ
 
Прямая ссылка на новость:
9

«Мяу-любовь!» - 11

На удивление спокойная, я бы даже сказал - неспешная, но зато довольно-таки романтическая серия. Фактически - целиком про Дзюнпея и Кану. Остальным персонажам времени уделили очень мало, но с другой стороны - всё-таки одна из двух центральных любовных линий, чего вы хотите.

За эту серию Дзюнпей успел устроиться на работу почтальном-курьером (причём угодил к угадайте какой кураторше), сходить с Каной в кино, получить при помощи того самого тряпичного кота из детства небольшой приз для своей старой подруги, как следует порыдать на якобы “не очень-то и интересном фильме”, в очередной раз оказаться под угрозой разоблачения и, что вообще роскошно, обзавестись кошачьими ушами.

Но сначала - про Кану.

Девушка, сходив с другом своего детства в кино и отлично проведя время, решила повременить с признаниями в любви и, кажется, вообще готова уступить Дзюнпея сопернице. И это при том, что на этот раз главный герой про Каэде не сказал ни слова, а что разок проходящую мимо девушку спутал со своей любовью - так про это Кана не узнала.

Одним словом, логика немножко странная, но, в принципе, понятная - классическое “Ой, нафига я буду рушить наши замечательные дружеские отношения дурацким признанием в любви”. Плюс - Кана явно не очень комфортно чувствует себя, действуя за спиной Каэде, что, конечно же, делает ей честь. Хотя в амурных делах подобное поведение - не лучшая тактика.

Что до Дзюнпея, то он, разумеется, о чувствах Каны до сих пор понятия не имеет и, есть мнение, так и не заимеет, пока ему кто-нибудь (да хотя бы и она сама) не скажет о них открытым текстом. Пока же он дождался признаний лишь от Котоне (причём неоднократных) и Наги, которая в этой серии отожгла по полной, сначала устроив форменную клоунаду со смертельным трюком, а потом упившись соком (такое строение организма) и невыразимо смешным и вместе с тем трогательным тонким голоском начав домогаться до Дзюнпея. Лапочка, ей богу!

Впрочем, самый смешной момент за серию - это всё равно финальная сцена, когда Дзюнпей смотрится в зеркало и видит у себя кошачьи уши. Немая пауза, попытка их подёргать, а потом пригладить, удивление, умиление, ужас, чих, ещё больший ужас, дикий вопль - и всё это за какие-то секунды, да с “Собачьим вальсом” в конце. Превосходно.

Теперь осталось узнать, за что бедолаге такая напасть - неужто за случайное разглашение тайны о проклятии? Или, так сказать, время поджимает?


 
Меню