Метагалактический мегакинопортал
Ноль кадров в секунду. Выпуск 144: Аналитика на кофейной гуще Финальный эпизод четвёртого сезона «Шерлока» утёк в сеть и обновил рейтинговый минимум «Три икса: Мировое господство» — первый телеролик Ноль кадров в секунду. Выпуск 142: Половина Рецензия и отзывы на фильм «Кредо убийцы»
АНИМЕ
 
Прямая ссылка на новость:
15

«Дюрарара!» - 15-16

Надо же, а я едва-едва не начал беспокоиться. Очень уж неспешным стал сериал по окончанию первой части. И пусть он продолжал доставлять больше удовольствия, чем любой другой сериал сезона, и пусть для начала новой истории такая скорость – вполне нормальное явление, беспокойство всё равно нарастало. В конце концов, вторая половина сериала, по словам очевидцев, объединяет в себе вторую и третью книги, а значит и двигаться она, по хорошему, должна в два раза быстрее. Да только вот ни тринадцатая, ни четырнадцатая, ни даже пятнадцатая серия не предпринимали ни малейших попыток действовать активней самых первых эпизодов. Так, угадайте, на сколько продвинулась история «Дюрарары» за пятнадцатую серию? Аж на три минуты! В этом, само собой, нет ничего страшного, и это лишь значит, что всю серию нам показывали события, шедшие одновременно с событиями прошлых серий, но тогда остававшиеся за кадром – но всё равно неприятно, когда повествование два эпизода подряд обрывается практически на одном и том же клифхэнгере. Тем более что новой информации за время пятнадцатой серии нам выдали преступно мало, большую часть времени опять потратив на повторение уже известных вещей и мыслей, просто давая другим людям честь их озвучить.

К счастью, шестнадцатая серия уничтожила все поводы для беспокойств. Резко вдавив педаль газа, история понеслась вперёд, а удостоившиеся экранного времени герои, как один, взялись за свои излюбленные занятия (или скорее, за те занятия, за которые их любят зрители): Щизуо охотится на Изаю, Селти ведёт себе до дикого мило, Щинра умно и нежно реагирует, и так далее. И это не говоря о наимилейшей новой героине, чьи безумные взгляд и улыбка мгновенно вводит вашего покорного слугу в состояние гипноза. И уж тем более не говоря о том, что серия заканчивается настолько мощно, что название будущего эпизода, «Всё меняется», не кажется преувеличенным.

Но вернёмся к пятнадцатой серии. По сути, вся она посвящена попыткам журналиста Ниекавы выпытать у людей побольше информации о Щизуо, которого он считает сильнейшим человеком в Икебукуро (после того, как Щизуо его отметелил, само собой) и мечтает написать о нём статью. Ничего особенного: небольшой диалог с Саймоном, небольшой диалог с левым мафиози, небольшой диалог с Информатором, небольшой диалог с Селти… а потом на пороге его собственного дома несчастного журналюгу пыряют ножом в бок – и вот тогда всё становится куда веселее. Ибо будучи ударенным, Ниекава не умирает, а оказывается «заражён» Сейкой, превращаясь в ещё одного Мясника. И именно он-то и атаковал несчастную Анри в конце прошлой серии.

Итак, что мы имеем: зрители, заметившие, что Мясник, атаковавший девиц в конце тринадцатого эпизода и Мясник, атаковавший саму Анри в конце четырнадцатого, были разными людьми, оказались правы. Однако, не во всём: хотя и Сонохару и её обидчиц атаковали разные люди, обе этих личности работали НЕ мечом, а ножом. И теперь, когда мы знаем, что Сейка может заражать людей, которых она атаковала, вновь встаёт вопрос: почему нападавший в пятнадцатой серии спас Сонохару и исчез? Как мы вскоре поймём, лидер этого восстания ножей-паразитов искренне недолюбливает Анри – так какого чёрта там произошло? Концовка шестнадцатой серии, конечно, даёт достаточно пищи для предположений, но всё-таки хотелось бы получить подробные объяснения – а то создать полную картину по имеющейся обрывочной информации не представляется возможным. Ну да не беда: скорее всего в семнадцатой серии нам расскажут всё, что нужно.

А пока подробнее поговорим о долгожданном поворотном эпизоде – шестнадцатом. Начавшись с восхитительного «Что-то всё это не то. Пойду, убью Изаю» в исполнении Щизуо и следующего за этим предположения «А у них с Изаей, часом, не Boys Love?» (поистине жуткого предположения, от которого Селти аж передёргивает), эпизод не сбавляет обороты до самого конца.

Не успевает Сонохара отдохнуть от пережитого нападения, как к ней в квартиру заявляется Ниекава Харуна – та самая, одно упоминание которой приводило в ужас домогающегося Сонохары учителя, Насудзимы. И… Серьёзно, я уже об этом упомянул, но выражение лица Харуны – это нечто. Оно поистине восхитительно в своём безмерном безумии, и разве что когда её глаза краснеют, эффект чутка ослабевает – всё-таки одержимость выглядит не так стильно, как горящие безумием глаза. И всё равно: она могла бы ничего не делать, не говорить и даже не двигаться – просто стоять у людей за спинами и смотреть, не моргая – и одного этого хватило бы, чтобы сделать серию восхитительно неуютной. Но девушка, о чудо, ещё и говорит. И говорит вещи, вполне соответствующие её лицу.

Итак, она влюблена в Насудзиму. И «влюблена» – это мягко говоря. Она помешана на нём похлеще, чем Мика помешана на Сейдзи, а Сейдзи – на Селти. Мика, даром что сталкер, желает Сейдзи лишь добра, а вот любовь Харуны для её объекта крайне опасна. Насудзима не даром панически боится девушки: в одну минуту она говорит Сонохаре, что без проблем простит любимого, даже если тот влюбится в кого-то другого, а в следующую бросается за объектом обожания с ножом. Впрочем, девушке, в которую Насудзима влюбился (а это, как мы знаем, Анри) приходится ещё хуже: Насудзиму-то Харуна пытается убить лишь при встрече, находясь в состоянии аффекта, а вот за Сонохарой она охотилась вполне серьёзно и планомерно. Сначала попыталась подослать отца (да, журналист был её папенькой), потом сама заявилась в гости, а когда возникли дела поважнее (Насудзима, видимо устав от защитничков Анри в школе, пришёл к ней на дом) – натравила на Сонохару целую толпу своих «деток».

Кстати о них. Заражение журналиста Сайкой не прошло даром: ей передалась его «любовь» к Щизуо. Сайка, будучи паразитом, обожающим человечество и мечтающим разделить свою любовь со всеми людьми на Земле (пырнув их, как следует), логично посчитала, что «сильнейший человек в Икебукро» ей в составе единомышленников не помешает, и потому пробудила разом всех своих детей, скопившихся за время многочисленных инцидентов с Мясниками. Часть из них по приказу Харуны напала на Анри, часть отправилась отвлекать полицию, но большинство пришло в парк в гости к Щизуо и Селти. Наметившийся экшн, правда, откладывается до следующего раза, но зато столкнувшийся с подобным обожанием Щизуо пошёл по стопам Селти, решив перестать ненавидеть свою силу и начать принимать себя таким, какой он есть. Ура! Осталось всего-ничего – вынести сотню-другую одержимых с ножами.

А теперь пора перейти к главному блюду: раскрытию тайны Сонохары. Барабанная дробь… Она – обладательница оригинальной Сайки. Ха! Не ждали?

Ну, ладно, многие из вас чего-то подобного (а может даже именно этого) от неё наверняка ождали – всё-таки Сонохара подозрительно часто оказывалась так или иначе связана с делами Мясников, да и вообще весь сериал вела себя откровенно подозрительно. Но, тем не менее, подано это раскрытие достаточно мастерски, чтобы порядком удивить – если не самим фактом союза с Сайкой, то как минимум способностью Анри останавливать рукой удары ножа и вытаскивать из этой же руки проклятую катану. По сути, для зрителей она в миг превратилась из замкнутой таинственной девушки в сверхъестественное существо типа Селти. Нехилое продвижение по службе, блин!

А ещё это открытие притащило за собой целый ворох вопросов, на которые мне не терпится получить ответ. Что именно случилось в тот день, когда погибли родители Сонохары, а она объединилась с Сайкой? Почему, хоть она и удерживалась от нападений на людей целых пять лет, эти нападения всё-таки возобновились теперь? Что за фигня с её рукой? Что именно случилось в подворотне после того, как один из «детей» Сайки покромсал троицу атаковавших Анри девок? И т.д. и т.п. Раньше я не особо жаждал получить эпизод, как следует раскрывающий сущность Сонохары, а теперь мне хочется этого настолько сильно, что я даже готов ради этого подождать пару недель до показа схватки Щизуо с сотней ножевиков – настолько круто поднялась Анри по шкале интересности.

Ну да ладно, раскрытия её тайн нам всё равно ждать ещё несколько дней (и это как минимум), так что пока есть время, обсудим ещё несколько мелочей:

1) То, что Щизуо подозревает Изаю в происходящем, вполне логично – он подозревает Изаю вообще во всём плохом. Куда занятней то, что, судя реакции Информатора, подозрения Щизуо верны. Неужели инцидент с Сайкой – часть плана Изаи по развязыванию войны? Ну и вообще, пока я что-то не понимаю, как именно он может быть со всем этим связан. Занятно.

2) Вы заметили, что Селти простила Щинру, который не сразу рассказал ей о том, как Щинген использовал Сейку, чтобы похитить её голову? Умница, Селти! А то мы едва не начали волноваться, когда она «ушла подумать».

3) Несколько напрягает, что с переводом акцентов на историю Сайки, из поля зрения сериала выпало несколько важных персонажей. Во-первых, пропал мега-полицейский: сначала перепугал бедную Селти до полусмерти, а потом как сквозь землю провалился. Разве так можно? Зачем было пугать девушку, если на самом деле не собираешься её преследовать?

Во-вторых, едва добравшись до палаты Саки, с радаров сериала резко пропал Масаоми. Как так можно, блин? Срубили парня на самом интересном месте.

В-третьих, уже две серии пропал отец Щинры. Казалось бы, мужик напрямую связан и с Селти и с Сайкой, а теперь ещё и с Изаей… Как его-то угораздило пропасть? Досадно, досадно. Он, конечно, ведёт себя как полнейший идиот и рядом с его клоунскими замашками даже Квартет Придурков начинает казаться союзом предельно адекватных людей… но ведь он забавный! Одно только «Растяпа Селти! Растяпа Селти!» чего стоит.

…Фуф. На сегодня у меня всё. Увидимся, когда «Всё изменится».

 
Меню

Новые комментарии