HBO продлил на пятый сезон «Кремниевую долину» и на седьмой сезон — «Вице-президента» Манга «Бакуман»: Российское издание «Защитники» стартовали в Китае даже хуже «Мафии» Анонс нового аниме Мамору Хосоды «Мираи» Сокращения в студии, создавшей Mass Effect: Andromeda
22
КИНО
 
Прямая ссылка на новость:

Вся правда о злодеях «Диснея»

Вся правда о злодеях «Диснея»

Век нам рекламы не видать с таким заголовком! Однако открыть людям правду, всю-всю правду – не в этом ли первейшая задача всякого журналиста? Начинаем серию наших ошеломляющих разоблачений.

Знайте же, что на службе «Диснея» состоят настоящие звери. Когда фильм с башенками на логотипе не получает от КГ заветную медаль, на пороге квартиры Судакова возникают две образины, как будто бы сбежавшие из питерского зоопарка. Первый – с пышной чёрной гривой и вкрадчивым голосом. На студии его называют Шрамом, и вам лучше не знать, за что. Второй – индийский наёмник по кличке Шерхан. Вооружён до зубов и когтей. Никогда не снимает свой полосатый камуфляж – всё время начеку. Вы же понимаете, что после общения с такими субъектами медаль просто нельзя не поставить?

«К чему нам знать особенности вашей работы?» – возопят читатели. «Всё равно ж продались!» – добавят другие. Ах, читатели, не за себя ведь беспокоимся – за вас. Скоро в кинотеатры наведается злодейка Малефисента, и мы предупреждаем: вы не сможете ей отказать.

О чём поют ДДТ

Вся правда о злодеях «Диснея»

И ладно бы Малефисента была единственной в своём роде, так ведь нет – подобных чертовок на студии набрался целый клуб под названием «Диснеевские дивы тьмы». Нет, вы только вчитайтесь в их имена: Злая Королева (какая политическая честность!), Стервелла де Виль, Малефисента (их явно дразнили в школе), Королева Червей и Урсула. Ох, сдаётся нам, не тряпки они в своём клубе обсуждают. Не с таким послужным списком, как у этих дам.

Открыла парад коварных особ Злая Королева аж в 1937 году. Её можно назвать прародительницей всех диснеевских злодеек. И Малефисента, и Леди Тремейн, и, конечно же, матушка Готель вдохновлялись её примером. После оглушительного успеха Злой Королевы они были обречены гоняться за молодостью (матушка Готель) и строить козни невинным принцессам (Малефисента, Леди Тремейн, Урсула и др.), а также принцам (Изма).

Вся правда о злодеях «Диснея»

Многие пошли в праматерь и характером: идейные наследницы Злой Королевы как на подбор холодны, надменны и чертовски коварны. Лёд треснул лишь с появлением Эльзы, которая из одномерной злодейки стала героиней с Глубокими Личными Проблемами. Привычные черты заиграли в ней новыми красками: надменность и холодность продиктованы страхом, равно как и тяга к жизни на отшибе (уж очень диснеевские злодейки любят готичные замки у чёрта на рогах). Всякий злодей – это неправильно понятый герой.

Если верить интервью, то «Малефисента» отправится тем же путём. Дьявольские смех и кредо «Хорошо быть плохим» пора сдать в архив – это поняли даже противники Джеймса Бонда, чего уж говорить о «Диснее».

Вся правда о злодеях «Диснея»

Родоначальницей другого расхожего типа стала, простите за наш русский, Стервелла де Виль. В противоположность стойким и нордическим злодейкам вроде Малефисенты, она импульсивна, истерична и ведёт себя как самый настоящий психопат. Врачи могли бы заработать на ней целое состояние. Ей и впрямь есть что им предложить: обсессия, вспышки гнева и маниакально-депрессивный психоз. Но больше всего поражает зрителя не её поведение (мало ли психов видели), а идея фикс Стервеллы – шуба из далматинцев.

Нет, мы ещё можем понять, когда травят и усыпляют всяких молодых особ вроде Белоснежки, но щенков-то за что?! Желание Злой Королевы стать всех милее вполне ясно – для этого надо всего лишь отравить одну-единственную соперницу. Но Стервеллу не сумеет украсить даже заветная шуба. Вдобавок одного взгляда на далматинцев достаточно, чтобы растопить даже насквозь промёрзшее сердце.

Вся правда о злодеях «Диснея»

Безумие – штука заразная. Вслед за г-жой Де Виль появились и другие злодейки «с прибабахом»: мадам Медуза («Спасатели»), Изма («Похождения императора») и Королева Червей («Алиса в Стране чудес»). И если Королеву Червей можно отнести к команде сумасшедших злодеек с некоторой натяжкой (всё-таки в первоисточнике она безумствовала задолго до), то Изма с Медузой выглядят как потерянные родственники семейства де Виль. Существование трёх скелетообразных маньячек в одной вселенной уж точно не может оказаться простым совпадением.

Между этими двумя подходами к созданию злодеек угнездилась морская ведьма Урсула. С одной стороны, её прототипом стала мадам Медуза из «Спасателей», с другой же, она типичный злодей «старой школы», то есть склонный к сложным манипуляциям и хитрым подставам. «Между безумием и хитростью, между человеком и осьминогом» – мог бы выйти неплохой слоган.

Вся правда о злодеях «Диснея»

Помимо необычной внешности, Урсула запомнилась зрителям тем, что стала первым злодеем, который удостоился приличной песни. Это и впрямь достойно упоминания, поскольку до этого момента «Дисней» никак не давал своим злодеям как следует распеться. За них пели их приспешники, а то и вовсе главные герои. Стоило же на сцене появиться мало-мальски серьёзному антагонисту, как режиссёры обязательно затыкали ему рот. Петь под водой оказалось значительно легче – из-под её толщи продюсеры не могут услышать злодейские рулады. И надо сказать, не зря: песня Poor Unfortunate Souls вышла на века (хотя оставленная на монтажном столе The Mighty Hunters могла бы с ней потягаться).

На лицо прекрасные, злобные внутри

Однако диснеевским принцессам достаётся не только от завидущих конкуренток, но и от соискателей на руку и сердце. Видимо, на студии у кого-то острая аллергия на словосочетание «прекрасный принц».

Итак, задолго до принца Чарминга (и вновь просим прощения за наш русский) идея спасителя «принцессы в беде» была подвергнута переосмыслению в мультфильме «Красавица и Чудовище».

«Принцесса» Белль попадает в плен к Чудовищу, и спасти её может лишь бравый охотник Гастон. Красив, силён и вооружён, что не менее важно в подобных ситуациях. Однако что-то в диснеевской системе координат сместилось, иксы поменялись с игреками, и главным засранцем в истории оказался не Чудовище, а этот самый Гастон.

Вся правда о злодеях «Диснея»

И зачем ему вообще эта Белль?

По изначальному замыслу, будущий герой интернет-мемов никаких архетипов не подрывал – глуповатый усатый коротышка никак не тянул на прорыв в злодеестроении. Однако позже аниматор принял судьбоносное решение – сделать Гастона красавчиком, любимцем дам и редкостной сволочью.

Стоп, погодите, это как же – сволочью? В деревне его все превозносят, именуют «величайшим охотником в мире» – и тут так сразу. Подумаешь, самовлюблён и слегка недалёк – это ещё не повод претендовать на трон мирового зла. И это мы ещё не упомянули про его тягу к Белль – ради неё он готов уложить даже здорового льволка. Или медведиллу. Всех сразу, в общем.

Окажись Гастон героем боевика, а не романтической сказки, он жил бы себе спокойно и укладывал чудовищ штабелями. Но нет, в мире живой посуды и мрачных замков героем ему никогда не бывать – слишком уж приземлён. Белль же барышня начитанная и даже в пресловутом льволке способна усмотреть прекрасного принца. Так ведь бывает в книжках!

Вся правда о злодеях «Диснея»

Однако и книжки могут врать. Спустя годы «Дисней» безжалостно расправится с романтическими представлениями другой своей принцессы – Анны («Холодное сердце»). И пускай не все принцы одинаково полезны, нам интересен Кристоф – никого он вам не напоминает? Всё тот же простецкий парень, с книгами всё так же на «вы», разве что скромен и лопуховат. «Дисней» любит резкие контрасты и неожиданные рифмы – в круговороте персонажей и Гастон может стать добродушным оленеводом.

В мире животных

Ещё одна страшная тайна «Диснея» – эксперименты над животными. И ладно бы из лабораторных мышей выходили сплошь улыбчивые Микки Маусы, так ведь нет, мышка вполне может мутировать в профессора Рэтигана.

Плохая карма Джеймса Мориарти сыграла с ним злую шутку – в новой жизни он воплотился в теле здоровенной крысы. Портить продукты и грызть проводку преступному гению не с руки, ему подавай дела покрупнее. И вот уже спокойствию мышиного общества приходит конец. Под половицей расцветают похищения и шантаж.

Все зоозлодеи «Диснея» созданы на контрасте между человеческим и звериным. Большую часть мультфильма они строят козни, зловеще смеются и толкают проникновенные монологи. В финале же вся злодейская шелуха с них, как правило, слазит, перед нами возникает дикое животное, и тут уже протагонисту не до благородства – или ты его, или он тебя.

Финальное перевоплощение Рэтигана способно вызвать у зрителей острый приступ земмифобии. В «злодейском» обличье Рэтиган утончён, остроумен и весьма коварен, в крысином же омерзителен настолько, насколько может быть омерзительна рисованная крыса. Это уже не безобидный грызун, а самый настоящий оборотень эпохи чёрно-белого кино.

Не отстают и плоды экспериментов над семейством кошачьих – Шрам и Шерхан. «Дисней» продолжает листать каталог «Мировое зло во плоти» и выдёргивает оттуда самые красочные страницы. В качестве прототипа для льва Шрама (ортодокс. фан. «Скара») был взят шекспировский герой – Клавдий из «Гамлета». От него Шрам унаследовал склонность к братоубийству и интриганству. И вот же какая штука – его интриги работают!

Убийство брата, захват власти – напротив всего этого стоит нацарапанная когтем галочка. И не оставь он Симбу на попечение гиен, «Король Лев» стал бы короткометражкой. Причина обратного ясна и не нуждается в пояснениях:

Вся правда о злодеях «Диснея»

«Я окружён идиотами» (Так говорил Шрам, том I)

И какой злодей без великолепных вокальных данных? Чтобы прорычать знаменитую Be Prepared, понадобилось целых два человека – Джереми Айронс при исполнении сорвал голос, поэтому другая часть песни была отдана Джиму Каммингсу, который подарил своей безумный смех гиене Эду. Жизнь как никогда иронична: на пике своего злодейства Шрам срывается на лай.

Бенгальский тигр Шерхан оказался не так удачлив, как лев-узурпатор, – первоисточник обязывает, да и цензура не позволяет убивать в мультиках маленьких мальчиков. И если Шрамом движет злодейское честолюбие, то Шерхан имеет за полосатой спиной драматическую историю. То есть он столь же обаятелен, как и его гривастый собрат, но сопереживать ему в разы легче.

Сопереживать и трепетать. В отличие от трусливого и осторожного Шрама, Шерхан – ходячий генератор напряжения. Когда он разговаривает с Маугли, зрителя ни на секунду не покидает ощущение, что «ма-» сейчас будет валяться в одной стороне, а «-угли» в другой. Да что там говорить, лучше послушайте вырезанную из «Книги джунглей» песню, где тигр доходчиво объясняет, кого нужно бояться в джунглях.


Вот очередной злодей летит с верхотуры (самая распространённая кончина) и где-то на дне разбивается насмерть. Живописную лепёшку детям никогда не покажут, поэтому антагонист вновь вернётся. В бесчисленных ответвлениях, книжках, комиксах – зло отлично продаётся.

И знаете, пускай злодеи возвращаются. Без злодеев и злодеек земли «Диснея» погибнут – их затопит густая патока. Вулканы начнут извергаться фонтанами соплей, а реки и озёра обратятся в сладкую газировку. Настанет слащавая зима: с неба начнёт сыпаться сахар, а все счастливые пары умрут от диабета. Долго и счастливо? Ещё ни одно «Долго и счастливо» не обходилось без хорошего злодея.

Вся правда о злодеях «Диснея»
Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии:
 
Меню

Новые комментарии