Новые сериалы 22–28 мая Новости игр — лучшее за неделю «Защитники» стартовали в Китае даже хуже «Мафии» Хаяо Миядзаки начнёт делать свой «последний фильм» в октябре «Обзоры Ильи Кролика» — «Меч короля Артура»
166
ИГРЫ
 
Прямая ссылка на новость:

Стечение мыслей: #GamerGate

Стечение мыслей: #GamerGate

Сегодня мы будем говорить на серьёзные темы. Мы уже затрагивали часть оных в разных выпусках подкаста «Ноль кадров в секунду», но пришла пора выделить для них отдельную статью.

Счастливые люди, не выходящие за пределы русскоязычного интернета (предельно адекватного, как выяснилось при сравнении), могут об этом не знать, но западные игровые (и не только) ресурсы уже не первый месяц находятся в состоянии безостановочной войны. Есть два лагеря, причём оба сражаются за правое дело: одни воюют за равноправие полов, другие – за честность журналистики и свободу от навязывания норм. Ни капли не взаимоисключающие понятия, казалось бы… ан нет: оба движения закрутило вокруг одной женщины, так что столкновения были неизбежны. Плюс западные ханжи готовы записывать в шовинисты любого (независимо от пола), кто смеет не соглашаться с их попытками навязать обществу, что можно, а что нельзя показывать в играх. А озабоченные и озлобленные малолетки, в свою очередь, с радостью прикрываются хорошим поводом, чтобы изливать своё неудовлетворение противоположным полом способами настолько мерзкими, насколько позволяет сетевая анонимность. Любые попытки разумного, трезвого диалога предсказуемо тонут под градом озлобленных воплей с обоих сторон. «Весело» сейчас в западном интернете, короче.

На днях это добралось и до нас: феминистки с одного русскоязычного сайта обиделись на защищающую фансервис в играх статью Врена с IGN.ru, бездумно её раскритиковали и перепугали своим запросом «И что, вы поддерживаете такое мнение?» головной офис IGN. Статью удалили на время дальнейшего разбирательства, в твиттере поднялась шумиха… но, к счастью, пронесло: почитав полноценно, а не через Google Translate переведённую версию текста, руководство её одобрило и вроде как не только восстановит, но и опубликует на английском. Пример, тем не менее, показателен, и он доказывает: спастись от окружающих #GamerGate скандалов нам не светит. А даже если бы и светило – не исключено, что нынешние события окажут в итоге немалое влияние на западную игровую индустрию, которой мы пользуемся. А значит, пора разобраться, что, как и почему. И выбрать сторону. И попытаться наладить конструктивный диалог: ведь мы же можем пусть не согласиться друг с другом, но хотя бы понять противоположные точки зрения?.. Ха. Нет, конечно. Однако хотя бы можно постараться сделать так, чтобы личных оскорблений и угроз жизни было меньше, чем конструктивных мыслей на заданные темы.

И да, это было лишь вступление. Дальше будет ещё больше текста, ибо прежде, чем высказывать свою точку зрения по множеству связанных между собой вопросов, я должен ещё и провести краткий ликбез для тех, кто не следил за западными сайтами в последние несколько месяцев. Устраивайтесь поудобнее.

Часть 1: Анита Саркисян

Прежде чем мы дойдём до «основного» блюда нашего разговора, придётся уделить немного внимания человеку, внимания не заслуживающему. Анита Саркисян – феминистка, сражающаяся против стереотипов и штампов, используемых художественными произведениями при изображении женщин. Всё прекрасно, казалось бы. Но проблема, разумеется, не в её (местами вполне достойных) целях, а в том, как она их достигает. Когда-то она сняла серию видео «Штампы против женщин» (Tropes vs. Women), где критиковала кино и сериалы. И уже тогда было легко заметить её привычку искажать и подгонять факты под свою точку зрения, но в то время до неё никому не было дела: ролики не выбирались за пределы комьюнити, для которого были созданы.

Потом случилось страшное: Анита, не имеющая отношения к видеоиграм, приметила эту популярнейшую форму медиа и решила сделать её своей новой целью. И что ещё хуже, выбрала в качестве стартовой площадки своей новой серии роликов – Tropes vs. Women in Videogames – Кикстартер во время его бума. Проект предсказуемо привлёк внимание целевой аудитории, но, увы, не только: его приметили и геймеры, за долгие годы притеснений эволюционировавшие в существ с откровенно агрессивной защитной реакцией на любые нападки. Они озлобились на Аниту, а Анита, неизменно критиковавшая и продолжающая критиковать типаж «Девушки в беде», не постеснялась надеть образ жертвы на себя и прославиться за счёт этого. Её новая серия мигом стала в разы более успешной, чем предыдущая (в том числе и с финансовой точки зрения), а сама Анита сделалась едва ли не иконой феминизма. Она и по сю пору остаётся профессиональной жертвой, пиарящейся не столько за счёт того, что она говорит, сколько за счёт того, как её угнетают безымянные мудаки в интернете и за его пределами, – недавно, скажем, она отказалась от одного запланированного выступления из-за полученных угроз расправы.

И, забегая вперёд: это абсолютно разумный шаг с её стороны. Когда кучка идиотов бросает к твоим ногам способ прославиться – ты его не игнорируешь. Тем более что угрозы и оскорбления не исчезли бы, реши она их не использовать, – так почему бы не получить от них не только недели отвратительного настроения и страха за свою жизнь, но и выгоду?

Часть 2: Зоуи Квинн

Когда-то почти никто не знал, кто такая Зоуи Квинн, создательница Depression Quest. А затем её бывший парень написал, как она постоянно изменяла ему со множеством других мужчин, по пути постоянно делая в личной жизни то, за что она, будучи активной феминисткой, попрекала людей противоположного пола. Но и ладно бы, кому какое дело?.. Только вот потом оказалось, что спала она, в частности, с игровым журналистом, и это предсказуемо (пусть и далеко не факт, что правильно) заставило многих людей озадачиться вопросом «А не связано ли это с публикациями, посвящёнными её игре?». Под вопросом оказалась честность как журналистов (что важнее всего), так и самой Зоуи. Дальнейшее расследование выявило и другие занятые ситуации из жизни Зоуи Квинн – скажем, появились основания полагать, что ради привлечения внимания к Depression Quest она сделала вид, что на неё нападают анонимы с сайта Wizardchan, а потом атаковала и практически уничтожила мероприятие The Fine Young Capitalists, призванное помочь женщинам-дизайнерам запустить свои карьеры с нуля, просто предложив интересные идеи для проектов, – уничтожила, только чтобы тут же запустить сбор средств на собственный аналог, до сих пор не увидевший свет.

Как несложно догадаться, многие люди были недовольны этими открытиями, и они ожидали, что посвящённые играм западные новостные сайты поднимут вокруг этого шумиху – как они любят делать с темами, лишь минимально касающимися видеоигр. Однако ответом была тишина. И не только тишина, но и активные попытки либо блокировать всякое обсуждение Quinnspiracy (ранее – общее название для всех тех подозрений и скандалов, что были связаны с Квинн, а теперь ещё и название её студии), либо записать всех, кого обеспокоила ситуация, в грязные шовинистические свиньи, оскорбляющие честь невинной девушки исключительно из-за её пола. Как водится, попытки скрыть что-то в интернете лишь ухудшают ситуацию. Замалчивание Quinnspiracy и явная предвзятость в действиях журналистов превратили небольшой скандальчик, закрученный вокруг далеко не самого заметного представителя инди-движения, в крестовый поход против неэтичного поведения журналистского сообщества.

Часть 3: #GamerGate

Хэштэг запустил в твиттере Адам Болдуин – Джейн из «Светлячка»… Но это не имеет значения. Суть в том, что под этим хэштэгом объединились люди, которых утомила последняя журналистская мода навязывать своё мнение о том, каким должно быть содержание игр. Какие темы там допустимы, а какие – нет. Какие околоигровые скандалы обозревать, какие – замалчивать. Какие игры хвалить не за качество, а за близость их тем автору (или тому, что он считает «правильной» темой). И так далее. В общем, люди объединились, чтобы сражаться против предвзятости. Но поскольку стартом всему послужила Зоуи Квинн, а предвзятость журналистов традиционно ханжеского западного общества проявлялась в первую очередь в вопросах «сексуализации» (или, как небеспричинно предпочитает переводить термин «sexualisation» Врен, сексуальной объективации), сторонников #GamerGate оперативно заклеймили мерзкими шовинистами.

Небезосновательно, само собой: интернет – пространство свободное, и, как и в случае с Анитой Саркисян, нашлось более чем достаточное количество безмозглых мудаков, применяющих #GamerGate для нападок на женщин. Хотя обидно, что примеры отдельных идиотов используют в качестве повода, дабы игнорировать любые доводы большого движения, независимо от их разумности, обоснованности и вежливой подачи. Однако девушек-разработчиков понять можно: их мало, и даже маленького процента уродов среди массы геймеров оказалось достаточно, чтобы угроз и оскорблений хватило на всех. И это превратило для них войну с #GamerGate в личное дело, сделав большинство невосприимчивыми к любым доводам.

Часть 4: Размышления

Не буду делать вид, что попытка изложить факты в предыдущих пунктах была свободна от моего мнения по данному вопросу, но я всё-таки старался мало-мальски вынести его за скобки, дабы изложить сейчас. Быть может, немного бессвязно, зато в одном месте.

  • То, что Анита Саркисян стала главным гласом феминизма для игровой индустрии, – очень плохо. Во-первых, она не любит видеоигры (по её же словам). Во-вторых, она – лживый человек, не видящий ничего плохого в подтасовке, обмане (типа заявлений, что она – геймер, высказываемых на публику сейчас) и использовании плохо проверенных утверждений (хотя казалось бы, с её-то превышенным в несколько раз бюджетом можно было поработать над серьёзным, а не поверхностным исследованием вопросов сексизма в индустрии). В-третьих, она попросту слишком радикальна в своей неприязни к существующим гендерным устоям. Даже если бы индустрию надо было менять радикально (что не так), правильный способ это делать – через постепенную эволюцию и смещение интересов и взглядов публики, а не через попытки поскорее унизить, опошлить и отринуть всё, что кажется тебе неправильным, а то и «недопустимым». Представьте себе: люди склонны не очень положительно реагировать, когда их начинают оскорблять за их вкусы и интересы.

  • В том, что Анита Саркисян стала главным гласом феминизма для игровой индустрии, особо рьяным её противникам некого винить, кроме самих себя. Они сделали её жертвой своих нападок, они придали вес её словам. И теперь неважно, насколько эти слова лживы или необоснованны: когда постоянная жертва сексизма говорит о сексизме – к ней прислушиваются.

  • Хотел бы я, чтобы Зоуи Квинн была права, заявляя, что её личная жизнь не имеет отношения к видеоиграм, что это её личное дело, что ему не место в новостях и среди наших разговоров. Но проблема в том, что даже если убрать и спорную ситуацию с журналистом, и остальные чисто игровые скандалы… личная жизнь имеет значение. Всегда имела. Не раз и не два люди самых разных профессий теряли работу из-за личных поступков, вроде не имевших отношения к их работе. Не раз и не два их личные взгляды служили поводом для отдельных людей бойкотировать их игры – никак с этими взглядами не связанные. И, наконец, не раз и не два игровая индустрия раздувала скандалы вокруг личной жизни разработчиков-мужчин, причём довольствуясь доказательствами куда меньшими, чем распухшая подборка из Quinnspiracy.

В идеальном мире ни один из этих скандалов не должен был попасть на страницы игровых сайтов. Но выбирать, какие скандалы тебе нравятся больше, – это недопустимо даже в нашем неидеальном мире.

  • Двуличность защитников Аниты и Зоуи поражает. С одной стороны, они во всеуслышание кричат, что нападки на людей недопустимы и омерзительны. С другой – не стесняются так нападать сами. Не только унижают отдельных людей, смеющих хоть в чём-то с ними не соглашаться, но и с готовностью сбрасывают в горящий котёл целые сайты и движения, критикуя всех за слова и поступки отдельных моральных уродов. Скажем, на сайте Gamasutra есть целая статья, согласно которой «Геймеры вымирают, потому и злятся», по ходу текста не раз и не два оскорбляющая всю серьёзно увлечённую видеоиграми аудиторию.

  • Как и сказал Врен в своей тролльски названной статье: «Сексуальная объективация – это прекрасно». И что бы кто ни говорил, сексуальная объективация – не есть сексизм. Вон, геи объективируют парней, лесбиянки – девушек. Потому что это вопрос не полов, а сексуальных отношений. И да, сексизм и объективация запросто могут пересекаться – темы-то ой какие близкие. Но сексизмом является, например, создание персонажа, единственным атрибутом которого является его внешняя привлекательность. Создание сексуального персонажа с полноценным характером – вопрос совершенно иной.

Борьба с фансервисом и эротикой в играх – это не борьба за равенство. Это попытка насаждения ханжеских западных норм, согласно которым сексуальность – зрелище куда менее допустимое, чем жестокость и убийства.

Нет ничего плохого в сексуальном влечении. И нет ничего плохого в желании воплощать и/или видеть в художественных произведениях фантазии, недоступные в реальности, – и желание видеть вокруг себя исключительно красивых девушек/парней в этом плане ничем не хуже желания, скажем, слетать в космос.

  • На самом деле, правильнее всего в этом плане работает Япония. О, они те ещё извращенцы. Но они создают фансервисные произведения и для мальчиков, и для девочек. Вот оно, настоящее равенство: не в попытках что-то запретить, а в удовлетворении любых запросов. Каким бы ни был твой фетиш, какими бы ни были твои вкусы и интересы (покуда они не вредят окружающим, само собой)… Работа на все аудитории – вот правильный способ добиться равенства и создать индустрию для всех. А не в том, чтобы пытаться подстроить каждую игру под вкусы каждого одновременно.

И, кстати, японская индустрия – отличный пример того, как различны сексуальная объективация и сексизм. В их аниме и играх хватает фансервиса, но чаще всего лишь никому не нужный мусор на этом останавливается, в то время как качественное аниме старается делать героинь не только привлекательными внешне, но и проработанными внутренне. Что там, у Японии куда меньше проблем с произведениями, вращающимися вокруг именно героинь, а не героев, чем у всего из себя правильного Запада.

  • Меж тем никто не спорит, что индустрия нуждается в большем разнообразии героев и героинь: нам нужно больше обычных людей, не способных похвалиться модельной внешностью и идеальным телосложением. Как никто и не спорит, что нам нужно больше игр, посвящённых не убийству разнообразных существ. Или что нужно больше произведений, чьи истории не используют гендерные стереотипы. Но означенное разнообразие надо привносить не за счёт уменьшения или даже уничтожения красавиц и красавцев, экшенов и сюжетов с традиционным распределением гендерных ролей, а за счёт создания большего числа альтернатив. Понятно, конечно, что уничтожать и запрещать всегда проще, чем созидать. Но это ведь не выход. Давать выбор, а не пытаться навязать собственные взгляды – вот единственный способ добиться истинной свободы и равенства.

  • Сексизм – палка о двух концах. Я, скажем, нахожу оскорбительным аргумент, что сексуальные героини в играх создают завышенные стандарты и порождают комплексы в девушках, в то время как аполлоновского телосложения мужики – это фантазии самих парней, любящих представлять себя вот такими. Почему же неправдоподобно шикарные мужские тела – это нормально, а женские – нет? Я, например, искренне завидую телосложению Гаральта из «Ведьмака» – и это далеко не единственный пример. Мне таких мускулатуры и гибкости не светит, и я имею полное право комплексовать по данному поводу не меньше какой-нибудь девушки, впервые увидевшей Лару Крофт прошлых лет.

  • Помните Элизабет? Ту самую, из Bioshock: Infinite? Один из самых популярных женских персонажей в видеоиграх последних лет – и один из наименее сексуализованных при всём при этом? О, она красива, спору нет. Но геймеры, эти «шовинисты», полюбили Элизабет не за красоту, а за великолепно выписанный и привлекательный характер. Да, её встретили «по одёжке». Потому что внешность важна. Но внутренний мир – он важнее.

  • А что мы только про сексизм разговариваем? Речь-то не только о нём – пусть даже сейчас именно вокруг сексизма крутятся все обсуждения. Скажем, помните такую хорошую игру, как Deus Ex? В ней можно убивать детей, но я что-то не помню, чтобы Deus Ex и его сиквел породили череду массовых детоубийств. И тем не менее, современные игры типа Fallout 3 себе такого позволить не могут. Или вот в Hotline Miami 2 была сцена изнасилования. Даже не настоящая (ну, насколько настоящим может быть изнасилование пикселей) – просто сцена съёмки жестокого фильма. И это породило такой скандал, что авторам пришлось пойти на попятную и вырезать эпизод из проекта. Из игры, блин, где ты с максимальной жестокостью расквашиваешь людям черепа и выдавливаешь глаза. Запад с их подходом «Сексуальное насилие страшнее обычного насилия и даже страшнее убийства» окончательно рехнулся, извините.

Или вспомним выложенный днях анонс игры Hatred – кого-то удивит, если я скажу, что игра получила множество негативных отзывов со стороны западной прессы? И правильно, что нет, – в этом нет ничего удивительного, ведь игра-то сознательно мерзкая, и авторы явно надеялись на подобную реакцию. Но что отдельные личности успели окрестить её расистской, заметив, что там белый герой убивает негров, – это как-то перебор, не находите? А то ведь он убивает всех, кого видит, независимо от расы, пола или профессии, – куда уж политкорректнее, казалось бы? Хотя, учитывая взгляды отдельных представителей студии-разработчика... ладно уж, можно понять людей, бросившихся искать там подтексты.

Лучше возьмём Assassin's Creed. Серию регулярно обвиняют в расизме и работе во славу белых мужчин. И забудем о том, что в серии уже появились и героиня (всего одна, увы), и негр, и индеец. Но итальянец, француз, англичанин, сириец… это ведь абсолютно одно и то же, правда? Отсюда один шаг до «Вы (относительно) белые – все на одно лицо!».

Предрассудки, предубеждения, фобии, попытки насаждать собственные идеалы – ничто из этого не принадлежит эксклюзивно какой-то человеческой группе. Просто на свете существуют люди, которым нравится оскорблять других. И да, у некоторых из них есть конкретные комплексы и предубеждения против конкретных групп, но зачастую дело даже не в этом. Найдите волшебный способ удалить из мироздания, например, сексистские и расистские высказывания – и большинство их этих товарищей начнёт нападать на ваш вес. Или рост. Или цвет волос. Или вкусы в музыке. Да что угодно – все мы отличаемся друг от друга, и потому всегда найдётся точка расхождения, за которую можно ухватиться в своей критике. Бороться следует с конкретными людьми, и надо искать способы отгораживаться от них.

Мы, скажем, не просто так отключили анонимные комментарии у себя на сайте: не думайте, будто получение оскорблений и угроз – прерогатива женщин или меньшинств. Любая позиция, в том числе и отсутствие позиции – повод для ненависти со стороны кого-нибудь. Да что там, иногда достаточно оставить сайт на час без модерации, чтобы по возвращении увидеть десяток истеричных, оскорбительных воплей с пожеланиями скорейшей смерти в адрес посмевшего не пропустить один коммент модератора. И с этим сталкиваемся мы – люди, работающие на сайте с несколькими десятками тысяч ежедневных посетителей. Страшно представить, что обрушивается на оказавшихся в центре шторма, захватившего индустрию с десятками, если не сотнями миллионов заинтересованных лиц. Думаете, Анита и ей подобные врут о тех угрозах, что они получают? Не смешите. Но что с притеснениями реальных людей и их групп надо бороться и что их нельзя оправдывать и терпеть (с какой бы стороны оные ни шли и на каком бы «-изме» они ни зиждились) – это никак не отменяет того, что нельзя притеснять свободу творчества и самовыражения или навязывать свои моральные нормы окружающим. Заметьте, здесь нет противоречия.

Скорее уж, имеет место что-то в духе законов робототехники. «Нельзя противостоять свободе самовыражения, покуда оная не используется для непосредственных нападок на людей». И нет, поднятие противоречивых или даже болезненных тем в художественных произведениях за такие нападки не считается. Когда тебя атакуют в твиттере – это не то же самое, как когда ты сам запускаешь игру или включаешь фильм, чья тематика способна разбередить застарелую травму. В противном случае следовало бы запрещать, скажем, все мелодрамы – ибо мало у кого не было болезненного опыта в любви. И все боевики – чтобы спасти от страданий бывших военных. И Cooking Mama – подумайте о диабетиках!

…Но простите – что-то я заговорился. Хотелось, знаете ли, разобраться с как можно большим числом скандальных тем разом – потому что полностью их игнорировать нельзя, но побыстрее оставить позади хочется несомненно. Ведь это сайт о кино, играх, сериалах и аниме, а вовсе не о навязывании социальных или политических взглядов. И хочется, чтобы он таким и оставался.

…И чтобы западные сайты поскорее пришли к подобному же мнению на собственный счёт, ага.

Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии:
 
Меню

Новые комментарии