КГ играет: Valkyria Chronicles, часть 7 Telltale Games анонсировала сиквелы Batman, The Walking Dead и The Wolf Among Us Создатель Mass Effect Кейси Хадсон возвращается в BioWare Новое аниме лета 2017 года Пилот сериала «Дрожь земли» с Кевином Бейконом уже в работе
52
КИНО
 
Прямая ссылка на новость:

Книга лучше!... «Дюна»

Экранизации культовых книг – всегда гигантское поле для срачей: «В книге всё было по-другому», «Главный герой / главная героиня не так выглядит», «Хватит насиловать классику!», «Зачем они это сняли?». Легендарный цикл Фрэнка Герберта тоже не стал исключением из данного золотого правила: было уже несколько попыток адекватно перенести одну из самых сложных научно-фантастических книг прошлого века на большие и маленькие экраны. Итак, новый выпуск рубрики «Книга лучше» посвящён пустынной планете, на которой многие тысячелетия решалась судьба всего человечества.

В первой части статьи вы узнаете: какой могла быть «[Дюна]», сними её Алехандро Ходоровски; что напридумывал Дэвид Линч и что вырезали жадные продюсеры в первой экранизации книги.

«Дюна», которой не было

Алехандро Ходоровски, известный сюрреалист от кинематографа и комиксов, не стал размениваться на мелочи – в середине 70-х он задумал снять настоящий шедевр с большой буквы. Для создания концепт-артов режиссёр привлек художников Жана Жиро, известного в мире комиксов как «Мёбиус», и Ганса Руди Гигера. Мёбиус отвечал за дизайн персонажей, а папа Чужого – за стилистику Дома Харконненов. Рисунки получились своеобразными – вы только посмотрите, как выглядят знаменитые песчаные черви в исполнении швейцарца.

Пола Атрейдеса должен был сыграть сын Ходоровски – Бронтис. Режиссёр-перфекционист нанял тренера для мальчика, дабы тот прошёл те же тренировки, что и Пол в книге. Представьте себе паренька, на полном серьёзе заучивающего Литанию против страха или по несколько часов сидящего рядом с отцом, держащим отравленную иглу возле шеи сыночка. Не прошёл испытание гом-джаббаром – не мужик!

На роль Падишаха-Императора Шаддама IV Ходоровски позвал самого Сальвадора Дали, но художник запросил настолько заоблачную сумму, что пришлось придумать куклу, которая должна была заменить его в большинстве сцен. Кстати, в качестве императорского трона планировали использовать унитаз, украшенный дельфинами, – причём элемент сантехники создан самим же знаменитым сюрреалистом. Ну а саундтрек могла записать группа Pink Floyd.

Ходоровски планировал взять за основу роман, но добавить своё собственное видение, которое бы пошло вразрез с идеями книги. Герберта же режиссёр стремился огородить от всякого участия в проекте. Позже Герберт утверждал, что Ходоровски написал сценарий, из которого бы получился двенадцатичасовой фильм.

На подготовку были потрачены миллионы, но особого прогресса так и не было – многие крупные студии отказались от картины как от «недостаточно голливудской» и слишком рискованной. Продюсеры даже предлагали сократить хронометраж до полуторачасового фильма, но непреклонный режиссёр настаивал на своём.

В итоге проект лишился финансирования, а эстетика и визуальные находки были растащены по другим фильмам. Определённую пользу из «Дюны» извлёк и Гигер: впоследствии свои работы он использовал уже при создании знаменитого ксеноморфа.

Какой могла бы получиться экранизация, выйди она в свет? Уж точно фильм не имел бы с книгой ничего общего и довёл бы до бешенства фанатов оригинала. Зато с визуальной стороны картина как минимум могла бы оказаться, мягко говоря, необычной, при этом интересной и очень своеобразной. Примерное представление можно получить, посмотрев документальный ролик, посвящённый стилистике Гигера и режиссёрскому видению:

Spice must flow

В 1983 году за дело взялся Дэвид Линч. Постановщик попал в проект практически случайно: студийный представитель сделал предложение режиссёру во время телефонного разговора, была плохая связь, и Линч не расслышал, о чём шла речь, но на всякий случай согласился. Впрочем, усидеть на двух стульях (и зрителей привлечь, и фанатов не разгневать) не удалось – всё же некоторые сцены романа нельзя экранизировать, да и целую книгу в двухчасовой фильм сложно уместить.

Главное различие фильма с книгой – концовка. В оригинале Пол Атрейдес (он же Муад’Диб) приходит к власти на Арракисе и уничтожает Дом Харконненов. Правящая элита соглашается с условиями Пола, тот становится Императором, при этом заключая брак с дочерью предыдущего правителя империи – принцессой Ирулан. В финале же кинокартины на планете идёт дождь – этим Линч подчеркнул эпичность перемен на песчаной планете, хотя совершенно ясно, что осадков на Дюне не может быть в принципе. Сама Ирулан тоже появляется, но во вступлении к фильму, а дальше зрителю, книгу не читавшему, не понятно, какое вообще отношение она имеет ко всему происходящему.

Второстепенных персонажей вырезали, а сцены гибели Дункана Айдахо (одного из важнейших героев всего цикла), Суфира Хавата, Владимира Харконнена и Зверя Раббана серьёзно изменили. Образы Харконненов показаны как-то невразумительно: тот же Владимир был больше похож на психопата, чем на расчётливого и хитрого манипулятора. Зато Стинг со своей ролью справился прекрасно.

Изменениям подверглось и учение Бене Гессерит: если в книге служительниц ордена учили различным боевым искусствам и умению заставлять своих жертв выполнять приказы (тот самый знаменитый «Голос»), то в экранизации всё перечисленное было заменено на звуковое оружие (объяснялось это нежеланием продюсеров выпускать очередной фильм с кунг-фу). Также с какого-то перепугу сёстры ордена могли общаться между собой посредством телепатии, чего в книгах не было.

Линч вообще позволил себе много визуальных вольностей: Преподобные Матери почему-то бреют голову, у всех ментатов большие брови, цвет арракисского неба изменён с серебристого на оранжевый, а Пол и Фейд-Раута Харконнен старше, чем в книге. Внешность песчаных червей тоже «неправильная» – в книгах нигде не указано, что пасть у них состоит из трёх челюстей; с другой стороны, данная внешность и стала впоследствии всем известной и «канонической» (впрочем, можно вспомнить «Штаны Арагорна» и на этом успокоиться). Довольно необычным изменением оказался облик навигатора Гильдии – большое хер-пойми-что, похожее на личинку. А в романе навигаторы были всего лишь людьми, использовавшими спайс для путешествий в космосе. Вероятно, таким образом Линч намекал на вред употребления веществ.

Мнение ортодоксальных фанатов едино: Дэвид Линч переборщил и вообще цинично наплевал на первоисточник. Хотя кто спрашивает этих фанатов?..

Но главнейшей проблемой экранизации оказался монтаж, которой проводился уже без участия режиссёра. Например, из финальной версии совершенно не ясно, как сестра Пола Атрейдеса попала к Падишаху-Императору, ведь был вырезан маленький ролик, где продемонстрирована её доставка во дворец, – и подобных ляпов, рвущих сюжет на куски, в фильме навалом. Заодно по инициативе продюсеров были добавлены закадровые комментарии героев – опять же без участия Линча.

На сегодняшний день существует три версии экранизации. Последняя отличается девятиминутным прологом, знакомящим зрителя с историей вселенной Дюны (зато убран вступительный монолог Ирулан), и сценами, не вошедшими в оригинальную версию; тем самым была увеличена продолжительность фильма на час.

Линч в перемонтаже картины не участвовал, отказавшись даже от упоминания в титрах, поэтому вместо него в качестве режиссёра указан Алан Смити (старый голливудский приём). Позже «версия Смити» была перемонтирована ещё дважды, а заключительный вариант носит название расширенной версии. И из всех версий именно эта придала экранизации наиболее связный характер – там наконец становится понятна роль принцессы, от лица которой ведётся повествование, объяснена причина появления ментатов и показана причина появление Алии на корабле Падишаха-Императора; кроме того, есть сцены, посвящённые процессу производства «воды жизни» с необходимыми пояснительными комментариями. В общем, если когда-нибудь соберётесь посмотреть линчевскую «Дюну», то выбирайте именно этот вариант.

Наивные продюсеры рассчитывали на ответ «Звёздным войнам», что вдвойне иронично: в прокате кино провалилось, а многие отголоски несостоявшейся Дюны Ходоровски как раз можно заметить в «Новой надежде», вышедшей в 1977 году, – очевидно, откуда Лукас в числе прочего черпал вдохновение. Сам Герберт на эту тему шутил: «Лукас должен мне хотя бы обед». Угостил ли его в итоге Лукас, история умалчивает. Между прочим, именно линчевская экранизация стала первым фильмом в истории с ныне всем ненавистным рейтингом PG-13.

Герберт, к слову, картиной был доволен, а некоторые идеи Линча в плане экранной визуализации казались писателю прямо-таки удачными. Да что там, большинство последующих образов, связанных с Дюной, будут заимствовать эстетику фильма – особенно в одноимённой серии стратегических игр.

В следующей части мы расскажем об остальных экранизациях цикла – двух телесериалах.

Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии:
 
Меню