КГ-Подкаст: Больше, длиннее и без купюр
Рецензия и отзывы на игру Need for Speed Payback Новый плеер и «ретина» на «КГ» Новости ретро-игр — лучшее за неделю Розыгрыш сувениров фильма «Тор: Рагнарёк» Ноль кадров в секунду. Спецвыпуск 57: Конференция Sony с Paris Games Week 2017

Не/смотря ни на что

My Blind Date with Life

Зоркое сердце

Инопланетянин, строящий карточный домик и теряющий голову, — такую суммарную характеристику дают главному герою Сали его знакомцы. Хотя фильм не научно-фантастический — наоборот, он настолько связан с реальностью, что даже основан на взаправдашней истории Салии Кахаватте. Однако кое-что на грани фантастики здесь действительно есть — способность прорываться к своей мечте, несмотря ни на что.

Фортуна, в отличие от своей коллеги по божественности Фемиды, повязку на глазах не носит, а потому выбирает мишени и время для очередной шутки со снайперской — порой убийственной — меткостью. До мечты Сали рукой подать, и вдруг на него сваливается превращение — не такое, как у злосчастного Грегора Замзы из повести Кафки, о которой сам Сали делал школьный доклад, но тоже сокрушительное. Вот представьте: если у вас остаётся 1/20 чего-то важного — это много или мало? Наверное, даже самый просветлённый оптимист не скажет, что много; зато сразу уточнит, что это лучше, чем ничего. «Можно сказать, повезло», — мрачно шутит Сали, когда у него остаётся лишь 5% зрения.

Фильм не нагнетает драму — вся завязка с построением и разрушением планов умещается в пять минут. Герой сразу решает для себя, что атрофия мечты страшнее, чем физический недуг, и применяет метод «не мытьём, так катанием». Сали не лжёт — только умалчивает о своей зрительной особенности. И в результате умудряется-таки поступить на стажировку в престижный пятизвёздочный отель, как давно мечтал. Но любой ученик знает: мало поступить — главное не вылететь.

Приободрение здесь найдётся не только для тех зрителей, у кого проблемы со здоровьем, но и вообще для всех, чей учебно-карьерный путь не устлан розами. Впрочем, может, розы-то есть — вот только без нежных цветов, а со сплошными шипами, впивающимися в ноги на каждом шагу. Однако сказочная Русалочка своим примером показала, что лучше ходить словно по ножам, стремясь к мечте, чем плавать в равнодушии, не зная ни боли, ни надежды.

История Сали тоже похожа на сказку: в наличии и облюбованный королём почти-дворец «Баварский двор», и преодоления, и верный друг Макс, и прекрасная дама Лаура, и зловещая помесь Теренса Флетчера с Северусом Снейпом в лице герра Кляйншмидта (разве что он заставляет не драить котлы, а бесконечно мыть и полировать бокалы, грозясь отчислением после третьего предупреждения). Даже Выручай-комната находится — ресторан отца Макса превращается в тренировочную базу. Этот же славный раздолбай Макс на пару с хирургом-посудомойщиком Хамидом обеспечивает бесперебойные поставки юмора — порой черноватого, но не злого; да и прочие персонажи способны пошутить. Вдобавок фильм осветляет и компактно упаковывает реальные факты: годы превращаются в месяцы, а попыткам суицида и вовсе нет места. Да, ближе к финалу Фортуна надевает боксёрские перчатки и проводит бонусную серию апперкотов, лупя Сали в разные области, и когда он доходит до предела, на это тяжело смотреть; однако «Не/смотря ни на что» — трагикомедия, а не драма, потому поражения нокаутом не происходит: Сали успевает встать, пока счёт не дошёл до десяти.

А ещё Сали, весь фильм проводящий в деликатном, но глубоком отрицании, успевает понять, что важен не только карьерный путь, но и путь к себе. Который непросто найти даже полностью зрячим людям — порой более слепым, чем незрячие. «Не/смотря ни на что» не щеголяет оригинальностью и колоритностью тоже германского (на треть) «Отеля „Гранд Будапешт“»; возникает лёгкая ассоциация с тамошним Зеро — но не более того. Особенно если учесть, что посыльный Зеро учился по принципу «Один мастер — один подмастерье», а обучение Сали, Макса и их товарищей сильно похоже на университетское, с разными предметами, теоретическими и практическими занятиями, экзаменами. Если сравнивать с лентами-соотечественницами, то уж больше пересечений отыщется с «Зачётным преподом», герой которого, хотя был гораздо более разухабистым, тоже шёл к искренности и принятию.

Если закопаться в ассоциации поглубже, то можно вспомнить пирамиду Маслоу, вершиной которой является потребность в самоактуализации. Ассоциация с людьми искусства тоже тут как тут: Макс недаром вворачивает в разговор имя Стиви Уандера — композитора и мультиинструменталиста, который не видит ни инструментов, ни нот; то же касается итальянского оперного тенора Андреа Бочелли или российской певицы Дианы Гурцкаи, которая озвучила в фильме одну из ролей. А композитор Людвиг ван Бетховен и вовсе умудрялся сочинять музыку, не слыша её, и стал классиком — благодаря не социальной поддержке, которая даже сейчас, спустя два века, не идеальна, а дару и упорству.

Стремления Сали гораздо меньше, чем у Бетховена, зато гораздо больше, чем от него ожидают некоторые, уверяющие, что ему открыты лишь два пути — в телефонисты или в массажисты. Полное имя «Салия» переводится как «Кроткий» — и герой действительно добродушен, помогает знакомым и не знакомым. Однако с его кротостью соседствует то самое упорство. Если бы не почти сказочные удачи, то не факт, что на одних только упорстве, талантах и труде протагонист забрался бы так далеко. К счастью для Сали, кинолента не смущается подыгрывать своему герою в лучших традициях Голливуда, да и в реальной жизни Фортуна умеет не только больно бить, но и солнечно улыбаться. Выводы немудрёны — как и сам фильм; впрочем, иногда для морально-физической поддержки нужен не шедевр технологий и рационализма в виде экзоскелета, а просто дружеское плечо.

   
   
Обсуждение рецензии
6 комментариев
Поделиться:
Юлия Лялина
18 февраля 2017

 
Оценка автора
Кино
Читательский рейтинг
0%
Ваша оценка
 
Меню