КГ-Подкаст: Больше, длиннее и без купюр
Розыгрыш сувениров фильма «Тор: Рагнарёк» Disney готовит сериал по «Звёздным войнам» для своего нового стримингового сервиса Второй сезон «Мира Дикого Запада» стартует весной Рецензия и отзывы на игру Nioh Ноль кадров в секунду. Спецвыпуск 57: Конференция Sony с Paris Games Week 2017

Трансформеры: Последний рыцарь

Transformers: The Last Knight

Трансформеры и волшебный посох

Если труд сделал из обезьяны человека, то «Трансформеры» Майкла Бэя работают с точностью до наоборот. Можете сами проверить, устроив марафон по просмотру всех частей разом. После первого фильма у вас слегка увеличатся надбровные дуги. После второго появится желание бегать на четвереньках и вычёсывать кота. Третий наградит вас огненно-красным задом, а по окончании четвёртого вы обнаружите себя висящим на люстре. Причём в петле, хотя для обезьян суицид не характерен.

Есть и пятая стадия. Секретная. Для этого сразу после марафона нужно купить билет на «Последнего рыцаря» и как-то доковылять до кинотеатра. Заранее попрощайтесь с родственниками, потому что из кинозала вы уже не вернётесь. Вы очнётесь на соломенной подстилке в зоопарке, когда сокамерники-макаки будут пытаться засунуть вам в рот банан. Ну или что похуже.

Британские учёные не раз пробовали объяснить феномен «Трансформеров», но все их изыскания разбивались о неприступную скалу гениальности Бэя. Наиболее вероятная теория звучит следующим образом: Бэй до сих пор страдает от болезненной психоэротической связи с Меган Фокс, а потому продолжает упарываться веществами до поросячьего визга и проецировать свои сексуальные девиации на киноплёнку. Учитывая, что героиня Лоры Хэддок в «Последнем рыцаре» выглядит как Фокс с IQ больше 70, теория подтверждается. Другое дело, что лошадиная энергетика Бэя постепенно угасает. И немудрено: британскую актрису ведь не заставишь надеть джинсовые шортики и помыть твой «Феррари». Может и засудить, надменная сука.

Но настолько ли страшен режиссёр, как его малюют? Не забывайте о главном биче всех «Трансформеров» — сценарии. Эрен Крюгер, которого следовало бы гнать ссаными тряпками сразу после «Мести падших», продолжал мазать бумагу фекалиями вплоть до «Эпохи истребления». Стоит ли удивляться, что раз за разом получалось говно? Пожалуй, не стоит. Парадокс в том, что с уходом Крюгера ситуация усугубилась в десятки раз. Не ухудшилась, а именно усугубилась. Чувствуете разницу?

Для «Последнего рыцаря» была сформирована целая творческая группа во главе с Акивой Голдсманом. Мы можем лишь догадываться, в какой из дней ребята нашли заначку Крюгера, но одно знаем наверняка: подобный сюжет мог родиться исключительно в чаду кутежа и дичайшего угара. Интересно: что и сколько они скурили и вынюхали для написания сцены, в которой Мегатрон приходит на переговоры с адвокатами, дабы вытащить своих подельников из тюрьмы? Это такой пиздец, что даже гениально! Учись, старина Крюгер. Если делать трэш, то хотя бы без тормозов!

В остальном сценаристы явно побоялись разрушить формулу «успеха», а посему тупо скопировали идею «Тёмной стороны Луны» с падающим на Землю Кибертроном и ненужным злодеем, дублирующим функции Мегатрона. А чтобы зритель захлебнулся вторичностью и отдал все свои деньги, ещё и добавили обязательный артефакт, аналогичный «Искре» из первого фильма, «Матрице лидерства» из второго и «Зерну» из четвёртого. Как свежо, как оригинально! Расстрелять к чёртовой матери.

Мотивации персонажей вырублены топором, зачастую с летальным исходом. Впрочем, в «Последнем рыцаре» они лучше, чем в четвёртой части. Взять, к примеру, красавицу, аристократку и профессора Оксфордского университета Вивьен Уэмбли, у которой вообще-то всё хорошо. За исключением того, что мадам явно истосковалась по посоху Мерлина. Когда ей предоставляется возможность ввязаться в рискованную авантюру на пару с мускулистым мужичком, она не сомневается ни минуты. Ну ещё бы.

Если помните, в «Эпохе истребления» персонаж Марка Уолберга страдал абсолютно рандомным спавном, меняя локации с головокружительной скоростью. Не поспевавший за ним зритель был похож на котёнка, тщетно пытавшегося поймать красную точку. Нынче всё несколько плавнее: перемещения и действия главного героя более последовательны и осмысленны. Даже если Кейд Йегер напялит на голову резиновую курицу и заберётся в собачью конуру, это по крайней мере не вызовет недоумения. Вообще, за весь фильм только Изи разок оказывается в неожиданном месте. Весьма показателен диалог между девочкой и Йегером:

Йегер: Что ты здесь делаешь?!
Изи: Я не знаю.

Что характерно, проблемный мексиканский подросток тратит экранное время лишь затем, чтобы в конце отправить беднягу Сквикса на откровенно суицидальную миссию. Вот же мелкая эгоистичная дрянь! Герой сэра Энтони Хопкинса в этом плане куда более самоотвержен, но вместе с тем пугающе туп. Пожалуй, даже тупее агента Симмонса, догадавшегося укрыться на Кубе. Это ж надо — всю жизнь изучать тайную историю трансформеров, но отказаться от участия в решающем открытии из соображений безопасности. А потом заявиться на разборки гигантских роботов и прогуливаться в самом центре замеса со скучающим видом туриста. Не похоже на сценарный просчёт. Это заранее спланированный, но пустой драматический приём.

Не менее пустым оказался и пресловутый переход Оптимуса Прайма на тёмную сторону. Сюжетная линия с промыванием мозгов и внезапной переоценкой ценностей служит дешёвой заманухой, купиться на которую может лишь сам Оптимус Прайм — таким дебилом его выставили. Что там сэр Бёртон говорил по поводу старческого слабоумия у трансформеров?

Юмористическая составляющая значительно пожирнела со времён «Эпохи истребления», причём шутки иногда получаются стихийно: «Только Мерлин умел обращаться с волшебным посохом. Мерлин и маленькие девочки». Нет, юмор не стал менее плоским, но подаётся он по большей части в диалогах, и это хорошо. Ярче всех отжигает робот-дворецкий Когман — феерически долбанутое существо, являющееся плодом запретной любви C-3PO из «Звёздных войн» и Бендера из «Футурамы». Сцена, когда механический социопат исполняет на органе крайне эпичный аккомпанемент к монологу сэра Бёртона (надо же, Бэю не чужда самоирония!), воистину хороша. Про избиение лососей ногами и говорить нечего — это настолько дико, что даже прекрасно. Жаль, что экранного времени у Когмана не так много, как хотелось бы.

«Последнего рыцаря» нельзя назвать тупым кино. Оно дегенеративное. По итогам своего тиранического правления Бэй оказался не самой большой проблемой, ибо он просто не в состоянии вынюхать столько кокаина, чтобы переварить убийственно конспирологическую сценарную бредятину с драконами и нацистами и облечь её в ещё более чудовищную форму. Чтобы принять подобный вызов, Бэй сперва должен был лет десять отпахать на «РЕН ТВ» или «ТВ-3», а это под силу лишь рептилоидам и зелёным человечкам.

Как ни странно, пятая часть всё-таки лучше четвёртой: тут поприятнее персонажи, более складное (хоть и люто порезанное при монтаже) повествование, да и юмор поудачнее. С другой стороны, экшен стал заметно беднее, а для «Трансформеров» это критично. Картинка по-прежнему глубокая и масштабная, но эффекта светопреставления как-то не ощущается. Зато «Последний рыцарь» короче «Эпохи истребления» на целых пятнадцать минут! И это самый щедрый подарок, который Бэй мог сделать зрителям на прощание.

   
   
Обсуждение рецензии
99 комментариев
Поделиться:
Роман Макаров
24 июня 2017

 
Оценка автора
Говно
Читательский рейтинг
49%
Ваша оценка
 
Меню