КГ-Подкаст: Больше, длиннее и без купюр
Новости аниме — лучшее за неделю Лучшее аниме весны 2017 года (видеоверсия) Ноль кадров в секунду. Выпуск 173: Девичье детство Судакова Лучшее аниме 2016 года — голосование Ложка дёгтя: Horizon: Zero Dawn, часть 2

Рапунцель: Запутанная история

Tangled

Жизнь прекрасна

Есть в природе одно важное-преважное знание о «Рапунцель» — оно лежит на поверхности, никем особо не охраняется, но всё-таки требует немедленного извлечения на свет божий и произнесения вслух, да погромче и поотчётливей. Знание это заключается вот в чём: таких мультфильмов уже давно не делают.

И впрямь — в кем-то благословлённый, а кем-то проклятый постшрэковский период, когда над классическими сюжетами принято пренебрежительно посмеиваться, когда сюжет набивают кросс-культурными отсылками так плотно, что бедолага начинает напоминать поведением вегетарианца, который по пьяной лавочке слопал три порции печёного свиного колена и теперь мается животом вперемешку с угрызениями совести, когда голливудские творцы так отчаянно пытаются соригинальничать, что от излишнего мандражу и отсутствия то ли вкуса, то ли меры (а может, всего сразу) умудряются два раза подряд превратить историю про суперзлодея в скучновато-сопливое нечто для самых маленьких и неразборчивых… Да, в это тяжкое время выпускать классическую диснеевскую сказку — с очаровательной принцессой, её отважным возлюбленным, злой мачехой, добрыми друзьями и, конечно же, музыкальными номерами в количестве больше одной штуки — не просто безрассудство, а настоящее, всамделишнее безумие.

Ворвавшаяся тёплым летним ветром в осенне-зимний киносезон «Рапунцель» ведёт себя так, будто и не было этих двух десятков лет, прошедших с выхода последней Великой Диснеевской Сказки. Будто не появлялось на экранах никаких толстозадых, зелёнокожих, пердящих и рыгающих принцесс, непарнокопытные в срочном порядке не обучились человеческой речи, а феерично выписанные сайдкики не начали самым наглым образом задвигать главных героев на второй план. Ты в некотором ошалении смотришь на экран, бросаешь взгляд на календарик, убеждаешься, что на дворе уже давно не девяностые, а, простите, десятые, и внезапно понимаешь, до чего же дико по всему этому соскучился, сидя на всё ещё вкусном (настоящие шедевры не черствеют с годами), но всё-таки чересчур скромном пайке из «Русалочки» и «Аладдина».

А создатели «Рапунцель», несмотря на современнейшую техническую начинку оной — из компьютерной анимации, модного трёхмерья и экшена, которому позавидует подавляющее большинство игровых фильмов, — волшебным образом искривляют окружающее их пространство, проворачивая такие фокусы, которые в чуть менее умелых руках не вызвали бы ничего, кроме глумливых ухмылок и прицельного закидывания мультфильма несвежими яблоками. Какое же, право, счастье, что в этой успевшей быстро постареть душой и стать заядлым циником индустрии ещё остались талантливые люди с положительно заряженной и очень заразительной сумасшедшинкой в глазах!

Здесь в самом деле звучат песни, причём звучат не раз, не два и даже не три — проще говоря, достаточно часто, чтобы — в теории — утомить даже самого лояльного зрителя. Но в том-то и дело, что на «Рапунцель» теория даёт мощнейший сбой: песни не только хороши (а заглавная тема так и вовсе великолепна — спасибо вам, маэстро Менкен), не только логически обоснованы (с самого начала понятно, почему Рапунцель так привыкла петь), не только замечательно исполнены (в том числе и в русском дубляже — всё-таки пригласить на главную роль Викторию Дайнеко было отличной идеей), но и просто-напросто уместны: каждая из них — это настоящая частичка сюжета, а не тупое стихотворное повторение уже сказанного ранее. Более того, «Рапунцель» — это первый в истории мультфильм, один из музыкальных номеров которого реально опасен для жизни, потому что не даёт передохнуть от душащего, щекочущего, сгибающего пополам и всячески измывающегося над организмом смеха.

Местная живность и впрямь держит рот на замке, но своим молчанием умудряется сказать раз в десять больше, чем не в меру болтливая свистобратия из других мультфильмов. За одного Максимуса — самого натурального охотничьего пса, родившегося в теле благородного скакуна, — сценаристам стоит ставить памятник, потому что смешных моментов с ним хватит на все четыре «Шрэка» с его вконец утомившим Ослом. А за верного ручного хамелеона Паскаля уже поставленный памятник следует покрыть золотом, инкрустировать брильянтами и снабдить круглосуточной охраной — да не из этих мультяшных балбесов, от которых отворачиваются даже собственные кони, а из настоящих рыцарей без страха и упрёка, мимо которых даже муха не пролетит, не отдав честь или сразу богу душу.

   
   
   
   

После этой потрясающей парочки некоторое время не можешь смотреть даже на вполне себе адекватных и смешных, но-таки говорящих животных — слишком уж сильно желание взять кляп и заткнуть болтунов хотя бы на полчасика, сопроводив это не очень любезное действие лекцией о пользе обета молчания. Как-то даже сразу и не верится, что исполнительным продюсером на «Рапунцель» был Джон Лассетер — режиссёр «Приключений Флика» и человек, не без участия которого американский дубляж убил самые смешные и немногословные сцены миядзаковской «Ведьминой службы доставки», «разукрасив» их закадровой речью.

Ещё у этой истории исключительно положительный главный герой и совершенно злодейская антагонистка, но тому, кто уже порядком подустал от всех этих мечущихся между тёмной и светлой стороной персонажей (разумеется, с заранее известным исходом, к которому авторы, однако, ведут зрителя как к какому-нибудь Святому Граалю), будет легко понять, почему это чёткое деление на хороших и плохих способно так неподдельно обрадовать. Доброму, смелому и остроумному парню Флинну-Юджину сразу же желаешь осуществить свою главную мечту, о которой он поначалу даже не догадывается, а коварную, но умную и терпеливую «матушку» Готель с первого появления на экране хочется взять на мушку арбалета и не снимать с прицела до самых финальных титров. Ибо та ещё дамочка — палец в рот не клади, откусит вместе с головой и споёт издевательскую песенку про то, что мама умней.

Но самая большая ценность «Рапунцель» — это главная героиня, очаровательная девушка с чудесными волшебными волосами, без малого восемнадцать лет просидевшая в одинокой высокой башне, но умудрившаяся не растерять при этом ни лёгкого нрава, ни доброты, ни веры в людей (говорите, что хотите, а из Готель вышла неплохая воспитательница). Рапунцель изучает открывающийся перед ней новый мир, и её вера в его красоту столь велика, что окружение начинает волей-неволей становиться лучше — видимо, чтобы не было мучительно стыдно перед такой милашкой. И вот уже банда головорезов передумывает делать гадости и заводит истерически смешную песню о своих мечтах (а кто не хочет петь, того мы заставим!), боевой конь машет хвостом как верный пёс и снисходит до перемирия со своим врагом, а вчерашний ворюга и пройдоха без малейших сожалений расстаётся с прежней жизнью, потому что перед ним — та самая единственная на свете девушка, которую ни в коем случае нельзя упустить, даже если ради этого придётся ежеминутно рисковать шкурой.

«Диснею» снова удалось то, что никак не удаётся другим компаниям (за очень, очень редкими исключениями) — подарить миру такую героиню, в которую просто невозможно не влюбиться. Одного взгляда на это прекрасное создание достаточно, чтобы умилённо вздохнуть, трёхминутных метаний в стиле «Какой чудесный день! Боже, я ужасная дочь! Но как же здорово! Ах, бедная мама!» за глаза хватает, чтобы проникнуться к девушке неподдельной симпатией, а дальше эта привязанность с каждым словом, каждой улыбкой, каждым поступком и каждым подвигом принцессы становится лишь сильнее и сильнее — и так вплоть до невольно увлажняющихся глаз в сказочно красивой и романтичной сцене с тысячей парящих фонариков. Порой мнится, что таких девушек опасно выпускать в реальный мир — они сделают безумно счастливым одного-единственного парня и вдребезги разобьют сердца всем остальным. Но затем понимаешь — это не такая уж и большая цена за то, чтобы люди вокруг стали чище и добрее.

И вообще — помните, как когда-то в детстве всё вокруг выглядело таким предельно простым и ясным? Были плохие люди, были хорошие, а слово «дуализм» вызывало ассоциации с благородными дуэлями, но уж никак не с особенностями запутанного человеческого характера. Так вот, «Рапунцель» способна вернуть вас в эти дивные времена буквально за считанные минуты: и именно поэтому во время мультфильма не отпускает ощущение какой-то невероятной лёгкости и подлинного счастья. Кажется, что ты только что победил всех врагов, обрёл миллион верных друзей, нашёл любовь всей своей жизни, достал для неё Луну с неба, свернул горы и ради её звонкого смеха готов свернуть хоть целый горный хребет.

А потом ты выходишь из зала и с радостным изумлением понимаешь, что это чувство никуда не делось — жизнь по-прежнему прекрасна, тебя окружают только замечательные люди, а вечная любовь если ещё и не постучалась в дверь, то ждёт где-то за углом — достаточно сделать пару шагов, протянуть руку и коснуться её кончиками пальцев.

Ведь где-то на белом свете живёт и радуется жизни чудесная девушка по имени Рапунцель, а значит, сказка не закончится никогда.

Обсуждение рецензии
372 комментария
Поделиться:
Михаил Судаков
25 ноября 2010

Охуительно!
Оценка автора
Кино
Читательский рейтинг
92%
Ваша оценка

Оценки авторов КГ

  • Юрий Лущинский«Кино»

 
Меню

Новые комментарии