Метагалактический мегакинопортал
Роэль Рейн срежиссирует первый и второй эпизоды «Нелюдей» для показа в IMAX «Звёздный путь: Дискавери» принял на борт Джеймса Фрейна и готов к очередному переносу даты премьеры Премьеры фильмов 19 января 2017 года: «Невеста», «Три икса: Мировое господство» и другие «Обзоры Ильи Кролика» — фильмы «Закон ночи» и «Ла-Ла Ленд» Super Mario Odyssey отправит Марио в реальный мир
АНИМЕ
 
Прямая ссылка на новость:
63

«Волшебница Мадока Магика» - 01-06



Эх, а как мило всё начиналось. Конечно, уже в первой серии героиням пришлось отбиваться от опенингов Sayonara Zetsubou Sensei, да и вступительный «сон», скажем так, не сверкал позитивом и яркими красками… Но в остальном-то первые два (почти три) эпизода «Мадоки» производили впечатление пусть и серьёзного, но всё равно положительного взгляда на жанр «девочек-волшебниц». Причём, что интересно: если не считать откровенно затянутого и пустого начала первой серии, где нас знакомили с рутинной жизнью героини, они ещё и вышли вышли очень даже удачными.

Щимбо и Ко могли преспокойно продолжать вести сериал именно в этом направлении, и никто бы и слова против не сказал. Сценарист Ген Уробучи показал, что ему вполне по силам писать интересную, не депрессивную историю, а как только знавшие о его послужном списке люди немного расслабились – вдарил кувалдой по тормозам («смотревшие сериал тормоза до сих пор не оправились», подметил бы поклонник анекдотов про Штирлица) и свернул на любимую драматическую колею. И правильно сделал, как оказалось, ибо и без того крутой сериал стал после этого ещё замечательнее.

Странностей в законах и строении мира, правда, тоже прибавилось, и не факт, что к концу сериала все они получат достойные объяснения. Но даже это не мешает получать огромное удовольствие от отлично выверенных драматических сцен, красивого экшена, сочащегося с экрана стиля и прочих элементов, смешивающихся тут в восхитительное единое целое.


Однако ж, пора поговорить о сюжете подробнее. Только вот 6 серий – это не так уж мало, и если я решу в подробностях пересказывать всё происшедшее, то вы вряд ли когда-нибудь увидите этот текст. Посему поступим вот как: я быстренько изложу сравнительно короткий синопсис происшедшего за эти недели, а потом мы подробнее поговорим об отдельных элементах истории, сильнее всего меня заинтересовавших. Окей? Окей.

Итак. Начинается всё с того, что Мадока видит какой-то странный сон, где таинственная девушка сражается с нависшим над городом пиздецом, а неведома зверушка, смахивающая на маскота, предлагает героине стать «девочкой-волшебницей». Далее, проснувшись, Мадока сталкивается с персонажами своего сна уже вживую. Оказывается, что девушку зовут Хомура Акеми и она почему-то сильно против того, чтобы тот маскот, которого зовут Кюбей, плодил девочек-волшебниц. Настолько против, чтопытается его убить, а Мадоке и её лучшей подруге, Саяке, приходится зверька спасать. В итоге они знакомятся с защитницей Кюбея, волшебницей по имени Мами Томое, которая рассказывает им о плюсах (исполнение одного, зато абсолютно любого желания) и минусах (огромная опасность) своей работы, а потом бесславно гибнет в конце третьей серии. Шокированная таким хамством Мадока отказывается стать магичкой, а не менее шокированная Саяка всё равно соглашается, потому что ей есть, что желать. Однако это приносит больше проблем, чем пользы, ибо на место Мами уже прибыла другая волшебница – нехорошая девочка по имени Киёко Сакура, и она решает устранить неожиданную конкурентку простейшим путём: созданием в её голове дополнительной дыры копьеобразной формы. И кто знает, чем бы всё закончилось, не соверши Мадока полнейшую глупость, которая, однако, заставила всех девочек помириться перед лицом… нет, не общего врага – общих предрассудков. Но эй, всё лучше, чем война, ведь так?

А теперь, по пунктам.


1) Для начала, самое простое замечание: «Девочка-волшебница Мадока Магика» – один из самых наебательских сериалов последнего времени. Мало того, что вопреки трейлерам и прочей рекламе сериал оказался драмой, а не жизнерадостной историей про колдунствующих малолеток, так ещё и название его имеет очень мало общего с реальным положением дел. Да, тут есть волшебницы. Да, героиня сериала – Мадока Магика. Только вот с каждым эпизодом я всё сильнее утверждаюсь в своих подозрениях, что Мадока волшебницей не станет до самого-самого финала (того, что показан во сне-прологе).

2) Меня очень порадовало, когда потенциальной «махосёдзей» оказалась не только Мадока, но и её подружка. Поднадоели уже истории, когда из реального мира в фантастический вытягивает одного единственного человека, и ему оказывается не с кем ни мыслями поделиться, ни посоветоваться, а старые знакомые любые рассказы героя принимают за безумные бредни. Тут же девочки всё происходящее переживают вдвоём – и это как добавляет сериалу несколько баллов к графе «оригинальность», так и помогает обойти стороной ряд идиотских сюжетных штампов. В общем, за это решение авторам респект.



3) Сцена смерти Мами охуенна. Серьёзно. Очень многие авторы не понимают, что гибель героя производит тем меньшее впечатление, чем дольше он дохнет. За примерами далеко ходить не надо: как раз недавно аниме-версия One Piece добралась-таки до куска сюжета, где отправляются вечное плавание два важных представителя вселенной. И, чёрт возьми: мало того, что весь последний цикл с лёгкостью отвоёвывал у любого из прешественников звание «самой дерьмовой истории за сериал», так ещё и эти смерти там затянули до абсурда. В итоге трагизм сцен успел не только испариться, но и выпасть назад, мутировав в облаках в дождь из фейспальмов и ехидных замечаний.

В «Мадоке» же всё на редкость замечательно: ещё секунду назад девушка смотрела на мир со счастливой улыбкой на лице, и тут чавк! – и нет её. Именно этот резкий переход, эта несправедливая скорость, с какой Мами превращается из активной героини в печальное воспоминание, эта жестокая бесчувственность смерти, которой наплевать, остались ли у умирающей незавершённые дела и несказанные слова – именно это помогает сцене производить то невероятно сильное впечатление, какое и должны, по хорошему, производить смерти любимых героев.

Что, однако, не значит, что гибель девушки была обставлена совсем уж идеально – увы, ничего подобного. Да, сама сцена была восхитительна – и не только из-за её замечательной непродолжительности, но и из-за реакций окружающих на происшедшее (особенно отличился Кюбей, в очередной раз воспользовавшийся сложившейся ситуацией, чтобы повтюхивать Мадоке и Саяке контракты). Однако вот минуты, предшествовавшие её гибели… Гхм.

После разговора с Мадокой, захотевшей стать её партнёршей, Мами разрыдалась от радости и заявила в мыслях «наконец-то я больше не буду одна!», ей над головой можно было смело пририсовывать счётчик в духе «Я умру через минуту и столько-то секунд». Серьёзно, ей бы ещё что-нибудь про «После этой схватки я уйду на покой и буду до конца своих дней предаваться лесбийским утехам» сказать, чтобы уж совсем ясно стало, какая судьба её ждёт.

Да, в итоге смерть Мами всё равно шокирует – но это говорит лишь о том, что сцена была достаточно сильна, чтобы сработать вопреки попыткам сценариста её заспойлерить.


4) Не нравится мне идея с исполнением ЛЮБОГО желания. По сути, говоря такое, авторы автоматически загоняют себя в ситуацию, когда практически невозможно не выставить своих персонажей полнейшими идиотами. Ещё книжка «Шёл по городу волшебник» изложила мысль, додуматься до которой должен каждый человек, уважающий свои мозги: получив возможность исполнить любое желание, надо желать о бесконечном боезапасе исполнялок желаний. Это, блин, давно должно стать непреложным правилом, и мне кажется что все, кроме пишущих истории о желаниях сценаристов, давным-давно это поняли.

Но даже если бы подобное желание было невыполнимо (теоретически это возможно, учитывая что волшебницы вроде как должны постоянно «подпитывать» своё желание) – всё равно остаётся масса напрашивающихся решений. Скажем, бессмертие. WTF, неужели это не очевидно? Саяка даже упомянула о вечной молодости «типа в шутку», но потом создатели предпочли сделать вид, что такого варианта тупо не существует. А ведь это, извините меня, бред. Та же Модока хотела стать волшебницей, и единственное, что в итоге её остановило – страх смерти. Ну так какие проблемы? Пожелай ты стать самой охуенной и неубиваемой волшебницей на свете – и ВСЁ. Бессмертие – отличное лекарство от страха смерти.

Более того, есть вполне неплохой способ и себя обезопасить, и Мами возродить, по сути сведя на нет вообще все поводы для переживаний. Метод простой: договориться работать по очереди. Умирает одна девочка – вторая желает, чтобы подпуга воскресла обычным человеком, а сама становится волшебницей. Потом – наоборот. И так – до бесконечности, а чтобы ни у кого не было стимула выйти из договора – воскрешать друг друга не просто так, а в теле какого-нибудь определённого возраста, обеспечивая себе вечную молодость и бессмертие. А по пути, если не забывать ещё и внешность менять друг другу – возможность проведения бесплатных (пусть и болезненных) хирургических операций по превращению в сногсшибательных красоток (причём любых, по настроению).

Но нет, само собой никто в сериале ни на что подобное не способен. Интересно, может Кюбей специально берёт на роли волшебниц исключительно дурочек или гибнущих красавиц, у которых нет времени на размышления? Это бы хоть как-то объяснило сложившуюся ситуацию…


5) Я в упор не понимаю, как устроен местный магический мир. Поясню: какого хрена Кюбей позволяет волшебницам драться друг с другом? Да, понятно, все мы давно подозреваем, что маленький крысёныш лишь прикидывается добрым и пушистым, но всё равно, какая ему выгода-то? С тёмными ведьмами всё понятно: он хавает их души, а значит, охота на них хоть как-то да идёт ему на пользу. Но как выяснилось к концу 6-й серии, души «девочек-волшебниц» хранятся отнюдь не у него. Более того, смерть волшебницы синонимична исчезновению души – т.е. Кубею они точно не достаются. Так почему же он не пытается держать ситуации под контролем? И ладно сейчас – сейчас всё можно объяснить его желанием заполучить Мадоку. Но сериал явно намекает, что подобные перепалки между охотницами на ведьм – отнюдь не редкость. И это, блин, странно.

6) Есть, кстати, проблема и в схеме охоты волшебниц за колдуньями. Идея, казалось бы, простая: «Семена» волшебниц тускнеют со временем, и чтобы не дать им обратиться «Семенами горя», превращая носительниц в зловредных колдуний, девочки должны искать эти самые Семена горя и перекидывать в них накопившуюся «грязь». Проблема, однако, вот в чём: угадайте, как Кюбей объясняет необходимость не использовать без конца одно и то же тёмное семя? Словами «Если переборщить, это возродит ведьму»! Вау. Скажите, я один вижу упущение в его логике?

Незадолго до этого сериал минут пять нагонял мрачняка, объясняя, что «умные» волшебницы не охотятся на мелких демонов, давая им поубивать людей, вырасти в полноценных ведьм и обзавестись Семенами горя – то есть работают исключительно ради Семян, а вовсе не ради защиты людей. Но, простите, зачем же жертвовать людьми? Убил одну ведьму послабее, и давай забрасывать в неё тьму из своего семечка, пока та не воскреснет. Воскресла – убиваешь снова, и так до бесконечности. Perpetuum, блядь, Mobile. И усё, Кюбей остаётся без жрачки, а ты можешь забивать на работу и жить припеваючи, изредка избивая давно изученного соперника и наслаждаясь исполнением своего желания. Happy End.


7) Ну и, наконец, последнее: «шокирующий» финал шестого эпизода. Извините, но тут я однозначно на стороне Кюбея: в чём, блядь, проблема? Что за предрассудки? «Ах, наши души теперь не в телах, а в амулетах!». Ну да, и? Связь души с телом есть? Есть. Тело функционирует, как ему и положено? Да, и даже лучше. Душа есть, тело есть, связь между ними никто не разрывал, а единственная «проблема» заключается в том, что теперь девочки точно знают, где находятся их души – а это, извините, роскошь, которой обычные люди похвастаться не могут (или что, медики уже нашли у нас орган, где хранится душа?).

Вот скажите: я что-то упускаю, или в «Аватаре» никто не стонал из-за того, что «Ах, этот мой аватар – лишь оболочка, а душа лежит в каком-то холодильнике… Да я же зомби!!!»? Да, в итоге Джейк отказался от своего оригинального тела – но эй, ещё бы, его-то не повесишь на шею, словно амулет. А тут, блин, девочки впадают в депрессию из-за того, что их тела проапгрейдили и сделали заменяемыми. Неблагодарные, блин, суки. Куси их Кюбей, куси! Я разрешаю.


 
Меню

Новые комментарии