housethatjackbuilt Рецензия на фильм «Дом, который построил Джек» / The House That Jack Built
 
 
   
 
«Навсикая из долины ветров» Хаяо Миядзаки выйдет в повторный российский кинопрокат Лучшее аниме осени 2018 года — голосование Ложка дёгтя: God of War Netflix может продлить «Ведьмака» сразу на несколько сезонов Netflix продлил «Последнее королевство» на четвёртый сезон

Дом, который построил Джек

The House That Jack Built

Hit the Hell, Jack

Английское народное стихотворение про Джека и его дом, вопреки блистательному переводу Самуила Маршака, в русском варианте таки растеряло несколько деталей. Сейчас нельзя сказать, умышленно или лишь для рифмы, но Маршак предпочёл сгладить три момента: священника, брак несчастной девушки с оборванцем и убийство крысы кошкой.

В датском переводе, судя по всему, всё было на месте. Иначе как ещё можно объяснить то, что именно этот детский стишок надоумил Ларса фон Триера снять кино о серийном убийце Джеке? В самом деле, не на имя же спирать.

И вот он его снял: пять инцидентов (аналог глав) и эпилог — любимый конструктив режиссёра в действии и изменений не претерпел, зато в его содержании кое-что оказалось непривычным.

В это трудно поверить, но в течение первых двух инцидентов зал дружно хохочет над совершенно очаровательной чёрной комедией, которую обычно так и хочется порекомендовать самому широкому кругу зрителей (исключая детей). Не смеяться не получается: видите ли, здешний маньяк совершенно не умеет врать, а вдобавок страдает маниакальной же тягой к чистоте прямо на месте преступления. Всю эту буффонаду запросто можно было бы приписать братьям Коэнам, если бы камера и монтаж не были такими нервными.

На третьем инциденте хохот обрывается — да так выразительно и резко, что приличное количество зрителей, прямо-таки охуев от увиденного и громко хлопнув своими креслами, тут же устремляется на выход. Таким образом происходит необходимый отсев всех ханжей, слабонервных и случайно забредших на сеанс, потому что в оставшийся хронометраж фон Триер запланировал пооткровенничать, и посторонние глаза и уши ему не нужны.

На все накопившиеся к нему вопросы про сексизм, нацизм и прочее он решил дать ответы за один раз — как одним выстрелом продырявить несколько голов, если говорить метафорически. Как и предполагалось, всё с фон Триером хорошо — в этом могут убедиться даже самые упорные скептики (оставшиеся в зале), побывав в эпилоге на живописной экскурсии в загробный мир.

Личные счёты, впрочем, лишь побочная партия. Основная тема же, понятное дело, как всегда сложна и противоречива донельзя. Приводя в примеры убийственные инсталляции своего Джека и призывая в свидетели Иоганна Вольфганга фон Гёте, Уильяма Блейка и Данте Алигьери, фон Триер предлагает признать, что страшные и даже бесчеловечные вещи можно рассматривать как искусство.

Решения дилеммы удастся избежать, только если сослаться на избитое, давным-давно осмеянное, но тем не менее актуальное объяснение про особое видение обычных вещей у творческих личностей. У таких охота — это метафора любви, а любовь — само искусство, которым может быть всё что угодно. Так видит Джек. Так видит Ларс.

   
   
Поделиться:
Григорий Кармелюк
8 декабря 2018

 
Оценка автора
Кино
Читательский рейтинг
25%
Ваша оценка
Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии:
 
Меню

Новые комментарии