Star Wars Battlefront II — трейлер сюжетной кампании Mystery World Dizzy выйдет на картриджах уже в феврале 2018-го Мортен Тильдум снимет телеэкранизацию «Чёрного викинга» Отчёт об «ИгроМире» / Comic Con Russia 2017. Часть 1 Подкаст на колёсах. «Бегущий по лезвию 2049»
46
СЕРИАЛЫ
 
Прямая ссылка на новость:

Лучшие сериалы 2011 года


Сериальный раздел решил не отставать от своих старших товарищей и также подвёл итоги 2011 года. Пусть и обнародовав результаты в лучших традициях слоупока — когда за окном солнышко уже вовсю пригревает по-весеннему. Но знайте, к делу авторы подошли ответственно, долго совещались и согласовывали результаты, а потому список победителей в номинациях тщательно нами взвешен и выбран отнюдь не наобум. 

Конечно, охватить весь спектр телепродукции никто из нас не в силах, а потому среди победителей, естественно, располагаются только те сериалы, на которые упал взгляд авторов в ушедшем году. Ну и поскольку этот самый взгляд у каждого из нас субъективный (других вроде бы и не бывает), то в главных номинациях может быть сразу по три победителя. Однако, думается нам, ничего плохого в этом нет. Чем больше победителей, тем, значит, больше нынче в сериальном мире действительно качественных продуктов. Итак, начнём.

Главные номинации


«Сообщество» — присуждает Николай Долгин.

«Сообщество» можно рассматривать под разными углами: как постмодернистский козяблик, играющий своей формой и жонглирующий цитатами, как эксцентричную комедию про обучение в профанском колледже, как психологическую панораму сталкивающихся между собой неординарных личностей или как наивный и очаровательный пример того, что способно порождать пылкое воображение, когда входит в раж. Впрочем, самым очевидным действием будет просто наслаждаться позитивом этого небезосновательно культового явления. 

«Теория большого взрыва» — присуждает Лариса Мосенко.

И не столько потому, что этот сериал седьмой год подряд крепко держит у экрана зрителя, но ещё и оттого, что именно в этом году количество отличный серий в сезоне оказалось куда больше, чем в двух предыдущих. При всём при этом для того, чтобы юмора и курьезных ситуаций в «Теории» поприбавилось, авторам вроде бы не понадобилось изобретать велосипед. Главные герои те же и в той же обстановке, без каких-либо видимых глазу перемен. Но талантливым создателям в который раз удалось найти правильный ракурс, вложить в уста персонажей нужные слова, и «Теория» снова начала радовать своих фанатов действительно удачными эпизодами.

«Растущая Надежда» — присуждает Павел Шишкоедов.

Сериал от Грега Гарсии — это уже особый подвид несколько своеобразных комедий. Семейка Ченсов в некотором смысле является куда как более «американской», чем семьи Притчетов и Данфи. Сам Гарсия, работавший, между прочим, во время забастовки сценаристов кассиром и уборщиком в Бургер-Кинге, в отличие от многих коллег является несколько более приземленным и близким к народу человеком, отчего юмор в «Надежде» одновременно и понятен, и практически лишён пошлостей, на которых ныне построена львиная доля комедий. Помимо того, что сериал отменно выполняет главную задачу (веселить зрителя), стоит отметить и прекрасные актёрские работы главных и эпизодических героев и, конечно, совершенно замечательных близняшек в роли Хоуп.




«Игра престолов» — присуждает Павел Шишкоедов. Лариса Мосенко и Николай Долгин выбор молча поддерживают.

На момент дебюта «Игры престолов» на HBO книг Мартина я не читал. Естественно, по этой причине напряжённого ожидания и отсчитывания дней до старта сериала не было, однако любой новой проект HBO, да ещё и с рядом уже знакомых имён, конечно, обязателен к ознакомлению. Просмотр пилотной серии, как правило, представляет собой попытки найти что-то такое, что тебя зацепит, — сюжет или хотя бы интригу на следующие серии, персонажей, качество съёмки и спецэффектов и т.д.  В «Игре престолов», похоже, сошлись все звёзды. HBO, будучи уже долгие годы синонимом слова «качество», по-моему, поставили в прошлом году планку ещё выше, создав настолько близкий к идеалу сериал, насколько это вообще возможно на современном телевидении. 




«Сверхъестественное» — присуждает Николай Долгин.

Иногда мучения пациента столь велики, что окружающим останется только облегчённо вздохнуть, когда он, наконец, отойдёт в мир иной. «Сверхъестественное» давно миновало эту фазу. Сочувствующие устали ждать и, посылая проклятия, отключили болезного от аппарата жизнеобеспечения, но сериал не сдался и превратился из вялого полутрупа в гнойного зомби. Из Дина сделали унылого нытика, Сэм, положим, всегда был бревном, а Кастиэля попросту слили. Фундамента, пригодного для насаживания высосанных из пальца идей, после пятого сезона попросту не осталось. Если это шоу вновь потянет свои гнилые руки к вашим мозгам, лучше сразу выключить телевизор или удалить торрент — целее будете.

«Дневники Вампира» — присуждает Лариса Мосенко.

Сомнительной чести удостаиваются «Дневники Вампира», к третьему сезону умудрившиеся стать настолько абсурдной кашей из обрывков сюжета, круговерти персонажей и попыток вплетать в повествование по ходу дела всё новые и новые интриги, что потеряли всякое подобие смотрибельности. Авторы уж так мудрили, так мудрили, что в один прекрасный момент перемудрили сами себя. Страшно представить, куда дальше может завести историю буйная, неиссякаемая фантазия продюсеров-сценаристов. В общем, двух сезонов для достойного окончания сюжетной линии тут вполне бы хватило.

«Два с половиной человека» — присуждает Павел Шишкоедов.

В словесной перепалке по итогам увольнения Лорре зачем-то стал учить Шина морали, как-то совершенно забыв о том, что, имея крупнейшую телеаудиторию в США, один его сериал изначально был «про Чарли», второй из истории об учёных, периодически теряя остатки гиковского юмора, перерастает в набор шуток, более пригодных как раз для Чарли, а то, что должно было стать комедией о добродушных толстячках, вообще нынче являет собой образец дурновкусия. На смерть Чарли собралось посмотреть 28 миллионов зрителей, тогда как к середине сезона рейтинги опустились до 12 миллионов, а столь низко сериал падал аж пять лет назад. Не удивительно, что похороны Чарли для многих стали и похоронами сериала.




Доктор («Доктор Кто») — присуждает Лев Гринберг.

В своё время мне хватило половины эпизода обновлённого «Доктора Кто», чтобы навеки заречься от просмотра этого почему-то культового и бесконечного сериала, настолько в нём не нашлось ничего, мало-мальски мне импонирующего. Но стоило мне увидеть несколько избранных сцен с Одиннадцатым Доктором, как я полностью переменил своё отношение и стал его ярым фанатом — настолько замечательный персонаж получился у тандема сценариста Моффата и актёра Смита. Вместе они породили героя, при взгляде на которого не возникает вопроса «И почему же люди готовы бросить всё, чтобы следовать за ним?». Потому что веришь. 

Потому что и сам бы последовал.

Доктор («Доктор Кто») — присуждает Николай Долгин.

По части становления характера докторские похождения напоминают американские горки. Сначала серию за серией шоу возвышает протагониста чуть ли не до статуса бога и самого великого существа во вселенной — притом, что даже без этого он самый добрый, обаятельный и блистательный. Затем, когда создатели чуют, что, похоже, перебор, они пускаются стремительно развенчивать его образ, показывая Доктора с более человеческой стороны, — дескать, вот и он не чужд ошибок и вообще не совершенство. Разумеется, лишь для того, чтобы потом окончательно установить: всё вздор и чепуха, конечно же, Доктор — самый лучший. Игра контрастов. Интересный персонаж сочетает в себе противоречивые и даже взаимоисключающие характеристики. Старик, который выглядит как молодой человек, а ведёт себя как ребёнок, способный за считанные секунды переходить от грусти к заразительному энтузиазму. Лучшее слово, которым можно описать грандиозную игру Мэтта Смита: инопланетно. 

Доктор («Доктор Кто») — присуждает Лариса Мосенко. 

Энергичный, эксцентричный, полный энтузиазма, обладающий мудрыми усталыми глазами повидавшего многое иномирянина, чей невероятно долгий жизненный путь полон не только необыкновенных приключений и знакомств, но и разлук, потерь, боли расставания. Смиту великолепно удаётся сочетать в себе две эти стороны одной, но такой сложной натуры. Обаятельный, находчивый, неунывающий персонаж, за которым приятно и интересно наблюдать из серии в серию.

Тирион Ланнистер («Игра престолов») — присуждает Павел Шишкоедов.

Объём и детализация (особенно в сериалах вертикальных) современным персонажам, кажется, и не нужны: достаточно пару раз за сезон добавить что-то новое к оригинальному образу, дать флэшбек из прежней жизни или ввести в сюжет утраченных родственников — и такая система проработает ещё много лет. Персонажи «Игры престолов» сложны и многогранны, а главное — вызывают у зрителя гамму эмоций. Самый запоминающийся из этих образов — Тирион Ланнистер, который приковывал к себе внимание каждую секунду своего присутствия на экране. Тут стоит сделать реверанс в сторону отца персонажа Джорджа Мартина, не забывая при этом про то, что книжный образ получил ещё и блестящее раскрытие за счёт потрясающей актёрской работы Питера Динклейджа.




Батиат («Спартак: Боги арены») — присуждает Николай Долгин.

Выдающихся кинозлодеев пруд пруди, однако антигерой — это всё-таки нечто особенное. Персонаж вроде как и отрицательный, но за которого тем не менее болеешь всей душой. Батиат именно такой. Мощнейшая игра Джона Ханны имеет очень широкий диапазон: щуплый ланист в его исполнении переживает как триумфальные взлёты, так и унизительные падения. Иногда он предстаёт жалким, но может быть и эпически монументальным. Движимый амбициями и мечтами о величии, он, кажется, порой действительно к нему приближается. Те же, кто сомневались в его хитрости и уме, уже давно захлебнулись собственной кровью.

Кэтрин Пирс («Дневники Вампира») — присуждает Лариса Мосенко.

Несмотря на то, что сериалу «Дневники Вампира» явно пора сматывать удочки, в нём, как мне кажется, есть отличный антигерой. Точнее, антигероиня, которая украсила своим присутствием второй и третий сезоны. Речь о вампирше Кэтрин Пирс. Добрев настолько различна в этих двух ипостасях (Елены и Кэтрин), что здесь ей можно лишь поаплодировать. Образ роскошной, жестокой стервы Пирс выгодно оттеняется исключительной пресностью мисс Гилберт.      

Тауб («Доктор Хаус») — присуждает Павел Шишкоедов.

Есть персонажи, которые, будучи хоть и положительными, воспринимаются зрителями иной раз как вселенское зло и медленно убивают желание смотреть сериал. Новость о закрытии сериала уже не оставляет сомнений в том, что «Доктор Хаус» закончит свою долгую жизнь вместе с Крисом Таубом, пережившим героев куда как более интересных, харизматичных и даже культовых для поклонников сериала. Даже самые верные поклонника Питера Джейкобсона, наверное, уже устали от длящегося пять сезонов кризиса среднего возраста врача. При этом такого количества экранного времени, как то, которое сценаристы потратили на, хм, интереснейшую историю личной жизни Тауба, не получили ни уже покинувшие сериал, ни оставшиеся до последнего сезона герои.




«Подпольная империя» — присуждает Николай Долгин.

«Подпольная империя» — это тот сериал, где количество блистательных актёров и типажей на квадратный метр превышает все мыслимые пределы. Загибайте пальцы, пока они не закончатся: великолепный Майкл Питт, обаятельный Чарли Кокс (все ведь помнят юношу из «Звёздной пыли»?), потрясающе выпуклые хари антисоциальных элементов вроде мясника, похожего на поросёнка, или неотёсанного Аль Капоне. А как насчёт неподражаемого бывшего солдата, бесхитростно грезящего о семейном счастье? Ах да, если портрет выглядит не слишком броско, то стоит добавить, что на войне ему оторвало пол-лица, скудные остатки которого теперь покрывает специальная маска. Не обходится и без элегантных дам, разбавляющих своей красотой общую брутальность. И, наконец, там есть Стив Бушеми. Одна из величайших добродетелей телевиденья — это готовность дать посолировать изумительным актёрам, зажатым на обочине второстепенных ролей в кино. Так было с Хью Лори, Джоном Ханной, а теперь очередь почувствовать себя большим заправилой дошла и до Бушеми. Разумеется, он не подкачал и, подобно кукловоду, мастерски тянет за нити, вынуждая всех остальных персонажей водить вокруг него почтительные хороводы.

«Борджиа» — присуждает Лариса Мосенко. 

Актёры, исполняющие роли членов семейства известнейших отравителей эпохи Возрождения, возглавляемого Родриго Борджиа (Джереми Айронс), подобраны идеально. Особенно органично вписались в свои образы Холли Грэйнджер (Лукреция) и Франсуа Арно (Чезаре). Людьми, сошедшими с ренессансных картин, выглядят Макиавелли (Джулиан Блич), Микелетто (Шон Харрис) и кардинал делла Ровере (Колм Фиори). Аутентичность образов не только и не столько в работе художников по гриму и костюмам, сколько в удачном попадании в роль каждого актёра. 

«Американская семейка» — присуждает Павел Шишкоедов.

Свой голос я отдаю в пользу комедии, несмотря на ряд великолепных работ директоров по кастингу в драмах. Современная телевизионная комедия имеет явную тенденцию превращаться в театр одного актёра. Даже те сериалы, которые задумывались как ансамблевые, отчего-то сводятся к фокусированию на одном центровом герое, часто не имея при этом развития задвинутых на задний план персонажей. «Американская семейка» является обратным примером, где действительно талантливые актёры не оказываются в положении малозначимых персонажей. Предпосылки к этому имелись — в касте изначально были один заслуженный актёр и ряд, казалось бы, стандартно второстепенных детей. Однако будучи не последними личностями сами по себе, актёры, сценаристы и режиссёры сериала действительно показывают себя большой и дружной семьёй.




«Доктор Кто» — присуждает Лев Гринберг.

Жаль, конечно, что не все эпизоды в «Докторе» пишут гении уровня Моффата и Геймана, но тут уж ничего не поделать. Иногда приходится потерпеть пару «всего лишь хороших эпизодов», чтобы потом получить 6—7 эпизодов-шедевров, в ходе просмотра которых приходится не столько «изредка затаивать дыхание», сколько стараться не забывать, что изредка и вздохнуть не мешало бы. А то ведь так и задохнуться можно, от восторга-то.

«Доктор Кто» — присуждает Николай Долгин.

Если на свете и есть чудеса, то среди них, несомненно, умение Моффата при скромном бюджете превращать сериал в невероятный приключенческий эпик, где дух этих самых приключений по своей бодрости не уступает гигантам вроде «Индианы Джонса». Само шоу подстать своему главному герою — бесконечно разностороннее и во всех своих талантах невероятно сильное. Оно может быть трагическим, по-домашнему уютным, смешным и человечным, срывающим зрительскую голову неожиданными поворотами или поражающим воображение своей изобретательностью, но, в конечном счёте, всегда потрясающе захватывающим. 

«Доктор Кто» — присуждает Лариса Мосенко.

Шестой сезон вышел напряжённым, полным загадок, головокружительных временных петель и неожиданных открытий. А ещё совершенно невозможно было быть уверенным в том, чем закончится для Доктора противостояние с Тишиной, отчего по накалу страстей последний эпизод сезона сложно переоценить. 

«Игра престолов» — присуждает Павел Шишкоедов.

Несмотря на то, что уже третья награда от меня уходит к HBO, я бы покривил душой, если бы назвал какой-то другой проект. «Игра престолов» — лучший для меня сериал прошлого телесезона, особенно с учётом неотсмотренных конкурентов и явной стагнации отсмотренных. Вообще, сериалы HBO уже пора выносить в отдельные номинации на телепремиях, потому что телевидение добралось до степени, когда всерьёз сравнивать кабельное и общедоступное американское ТВ уже нелепо. И те десять часов настоящего киноманского счастья, что подарила зрителям «Игра престолов» в прошлом году, вполне были достойны и экранов побольше. 

Специальные номинации




«Моя маленькая пони: Дружба — это магия» — присуждает Лев Гринберг.

Тут даже выбирать нечего. Да, хороших и даже отличных мультсериалов сейчас хватает, одна только воскресшая «Футурама» чего стоит. Но феномены такой мощи, как MLP, рождаются дай бог если раз в пяток лет. А уж если говорить конкретно о примерах «дружбы» между авторами сериала и его фанатами, то данное творение о волшебных лошадках окажется и вовсе уникальным примером (и даже скандал с Дерпи этого не изменит).

Однако это всё пусть замечательная, но мишура. Приятные бонусы. В центре же находится восхитительно смешной, на удивление неглупый и потрясающе позитивный сериал, раз и навсегда доказывающий, что нацеленность на женскую аудиторию не должна превращать произведение в невыносимый графоманский мусор. Можно (и нужно) создавать такие произведения, которые будут по нраву и маленьким девочкам, и взрослым мужикам, — достаточно вкладывать в работу талант, душу и мозги.




«Правосудие» — присуждает Николай Долгин.

Сельская криминальная драма с удалым ковбоем в главной роли из года в год только хорошеет. Сценарий завязывает конфликты матросским узлом, а не бантиком, герои второго плана ищут себя и развиваются, злодеи упиваются своей колоритностью, и только перфоманс Тимоти Олифанта остаётся непоколебимой константой, потому что уже достиг того уровня, когда круче просто некуда. Смотреть, как Рейлан с демонстративной ленцой и лукавой ухмылкой раз за разом отвешивает щелбаны провинциальным авторитетам, — это совершенно особый вид развлечений.




«Спартак: Боги арены» — присуждает Лариса Мосенко.

Среди отсмотренных за этот год сериалов в постановке боевых сцен по динамичности и зрелищности «Богам арены» нет равных. Особенно впечатляющим выглядели бой на рыночной площади и, конечно же, финальная битва гладиаторов Батиата и Солония в огненном кольце новой арены Капуи. И, к слову, моменты слоу-мо совсем не раздражают и лично в моих глазах не разрушают динамики боя. Для меня как зрителя это не только визуальные кружева, украшающие сцену схватки, но и возможность подробнее разглядеть захватывающую хореографию боя.


 

«Защитники» — присуждает Павел Шишкоедов.

Сериал о людях, имеющих какое-либо отношение к суду, безусловно, будет сравниваться как с лучшими образчиками жанра, так и с нынешними проектами. «Защитники» были далеко не самым последним в плане качества и зрительского интереса сериалом об адвокатах, особенно если иметь несчастье сравнивать их с бесконечными судебными передачами на отечественном ТВ. Канал, у которого в ростере уже была обладающая положительной репутацией у критиков «Хорошая жена», решил «Защитников» не продлять. Замечательные и поодиночке Белуши и О'Коннел были прекрасны в дуэте и явно заслуживали большего.  




«Два с половиной человека» — присуждает Лев Гринберг.

Не собираюсь спорить с тем, что этому сериалу, пожалуй, уже не место в эфире. Но делать это следовало задолго до раздора Чака с Чарли. Начавшись как история о молодом и бойком холостяке, его забавном братце-неудачнике и милом дурачке-племяннике, к последним сезонам «Пять вторых» превратился в историю о кое-как двигающемся пропойце, ничуть не милом идиоте-подростке и унылом братце-неудачнике, на которого пришлось сместить все акценты… и который ну совершенно не в состоянии был нести на себе подобную ношу. 

Проблемы в жизни Чарли Шина начали сказываться на сериале задолго до ухода актёра, и потому упомянутый уход, равно как и появление в истории свежего, молодого, бодрого лица в исполнении Эштона Кутчера пошёл «Двум с половиной людям» исключительно на пользу. Спасибо его придурковатому герою Уолдену: девятый сезон вновь можно смотреть с улыбкой на устах, а не со вселенской скорбью во взгляде.

Имело ли смысл пытаться спасти давно тонувший корабль — вопрос другой. Люди ведь не очень-то любят перемены. Им было бы проще привыкнуть к полностью иному сериалу, чем учиться смотреть «Сериал про Чарли, только без Чарли».




«Во все тяжкие» — присуждает Николай Долгин.

Четыре года уже позади, а они всё химичат и химичат — причём качество продукта даже не думает падать. Школьной учитель и беспутный утырок продолжают по кирпичику отстраивать свою криминальную империю, что оборачивается суровой, но увлекательной драмой. Очень качественный сериал, который в лучшие свои моменты напоминает разнузданную безжалостность абсурда из фильмов братьев Коэнов.  




«Игра престолов» — присуждает Лариса Мосенко.

Музыка OST’а невероятно точно передаёт атмосферу саги, в основе которой так много от западноевропейского Средневековья. Особенно запоминается, конечно, главная музыкальная тема, звучащая в опенинге, достойном отдельной хвалебной оды. В общем, в музыке для проектов подобного размаха есть две главные, на мой взгляд, составляющие: эпичность и аутентичность. И ничего лишнего.




Джон Нобл («Грань») — присуждает Павел Шишкоедов.

Современному зрителю повезло жить в эпоху доминирования на телевидении драматических сериалов, которое подразумевает наличие целого ряда выдающихся актёрских работ. Количество серьёзных игроков в гонке за призами с каждым годом увеличивается, и уже само попадание в число номинантов можно оценивать выше побед в других категориях. 

Не считая пары достаточно специфических призов, Джон Нобл ни разу не был в числе номинантов на главные телевизионные премии — «Золотой Глобус» или «Эмми». При этом, на мой личный взгляд, этот актёр уже который год сверкает всеми гранями своего таланта и достоин большего признания. Тем более что и сам сериал представляет собой едва ли не последний оплот фантастики на общедоступном американском ТВ.




«Спартак: Боги арены» — присуждает Николай Долгин.

Обычно избыток пафоса представляет собой смертельный яд для большинства произведений. Однако «Спартак» проглатывает его бочками и бравурно отрыгивает, прося добавки. Все эмоции доведены до предела: если дружба, то до самой смерти, если любовь, то неземная, если жестокость, то невиданная. Озверелые дылды с большим сердцем, разносящие вражин в клочья, — такое зрелище не может не пробирать. Похоже, создателям «Спартака» удалось вывести совершенную формулу сериального успеха. Основные ингредиенты, на которых, словно на трёх китах, зиждется шоу: кровище-мясище, сиськи-письки и интриги… гм, интриги (возможно, в авторских скрижалях это записано как-то более научно). Факт в том, что ни один другой сериал не достиг таких баланса и гармонии в своих сильных сторонах.




«Касл» — присуждает Павел Шишкоедов.

«Касл» — это сериал, в принципе, созерцательный. Качественно сделанный, с прекрасным актёрским ансамблем, тонким юмором и редкой неслезливой драмой, но катящийся по стандартной для вертикальных сериалов схеме и имеющий, в целом, типичную структуру «преступление → улики → подозреваемый → обманка → настоящий преступник». Финал сезона, когда кому-то из основных персонажей угрожает смертельная опасность или судьба героев остаётся неизвестной, — тоже вещь для опытного телезрителя уже достаточно обыденная. Однако именно применительно к спокойному в целом сериалу такой финал сработал лучше всего, как раз потому что стал приятной неожиданностью.
Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии:
 
Меню

Новые комментарии